Реформа подоходного налога

Важная информация в статье: "Реформа подоходного налога", собранной на основе данных авторитетных источников. По всем вопросам можете обращаться к дежурному юристу.

Подоходный налог с физических лиц в России

Материал из Documentation.

Налог на доходы физических лиц в России — один из важнейших российских налогов.

В 2015 году поступления от налога на доходы физических лиц в консолидированный бюджет России составили 2808 млрд рублей. Вся эта сумма была направлена в консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации. [1]

Содержание

Стремление к социальной справедливости власть демонстрирует только на словах

Новый премьер-министр Михаил Мишустин продолжает озвучивать все новые идеи по реформированию «социалки». Причем все идеи близкими к народу никак не назовешь: председатель правительства выступил и против введения прогрессивной шкалы налогообложения, и против обнуления подоходного налога для малоимущих, да при этом еще и потребовал провести некую «инвентаризацию» реальных доходов пенсионеров. Дескать, зарабатывают слишком много, но скрывают от государства. Нашли самых богатых в стране!

— Уравнительная система налогообложения себя не оправдывает, как и нынешний налог на прибыль. Но малоимущие граждане не могут платить больше, у них просто нет таких денег. Те 13%, что снимается с их заработной платы и с иных доходов для них большая сумма. Состоятельному населению нашей страны действительно повезло, они платят мало, по сравнению со странами Европы, — говорит бизнес-ассистент консалтингового бюро «Орион» Андрей Глухарев — Для решения проблемы с неравенством населения в Российской Федерации освобождение малоимущих граждан страны от налогообложения было бы в какой-то мере хорошим вариантом.

«СП»: — Сейчас активно обсуждается идея ввести прогрессивную шкалу налогообложения вместо существующей плоской. Как полагаете, это реалистично?

— Изменение плоской шкалы налогообложения может решить некоторые проблемы страны. Но, по моему мнению, вероятность введения прогрессивной шкалы подоходного налога в ближайшем будущем равняется нулю. Политические и экономические возможности правительства не позволят сделать это в обозримой перспективе.

В случае введения прогрессивной шкалы нельзя исключать усиления конфронтации внутри государства. Это властям, понятное дело, не нужно. К тому же резкое изменение налогового законодательства может привести к неразберихе и путанице. Для введения новой схемы необходимы большие денежные затраты, что, при всех озвученных в начале года социальных программ, просто невозможно для уже утвержденного бюджета Российской Федерации.

Поэтому, скорее всего, вначале правительство все же доработает проект нового налогового законодательства, и только потом будет внедрять его, и то постепенно и в более благоприятное время.

«СП»: — Одна из главных реформ Дональда Трампа в США — это снижение налога на прибыль для компаний, которое позволило стимулировать экономический рост. Что-то подобное возможно в России?

— Все налогообложение должно ложиться на плечи тех, кто этой прибылью пользуется. А по большей части это крупный бизнес. Главный вопрос в том, как расходуются деньги налогоплательщиков. Во всех развитых странах налоги идут на благоустройство страны, ее развитие. Российская же действительность такова, что на словах эти средства приносят пользу населению, а на деле все наоборот.

— Сам подход «инвентаризировать доходы граждан на пенсии» выглядит абсурдно: как можно учесть то, чего нет? При «бумажной» инфляции в 4% и реальной — около 6%-7%, при низких пенсиях российские старики просто выживают, — продолжает тему старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

«СП»: — И что, полагаете, в этой ситуации Мишустин должен делать, если уж он реально пообещал повысить уровень жизни пенсионеров?

— Если во главе угла стоит тема с повышением уровня жизни пенсионеров, адекватной индексацией и улучшением социальных гарантий, то это одна стратегия. Для ее реализации нужен эффективный (и постоянный) анализ рынка лекарств и продуктов, социальных услуг и смежных направлений, для того чтобы и на пенсии поддерживать должный уровень жизни граждан.

Если стоит вопрос экономии бюджетных средств (инвентаризировать рынок, чтобы понять, куда утекают, условно, лишние финансы, и изъять их), это другая стратегия.

— Мишустин — такой человек, что ему нужен полный порядок и понимание всех цифр, чтобы принимать решения. Так что, я не удивляюсь его заявлению про инвентаризацию доходов пенсионеров. Цифровизация и контроль — цели поставленные для Мишустина. Опять же обоснованная оптимизация — тоже его фишка, — считает президент Ассоциации социальных предпринимателей Роман Алехин. — Что касается прогнозов эффективности новой социальной политики правительства, то их строить сложно и всё зависит от того, насколько Владимир Путин повысит свой рейтинг посланием и всеми запланированными реформами, а также новыми социальными выплатами.

Реформа НДФЛ: ставку поднимут, но освободят от налога бедных?

Ради поддержки малоимущих, власти серьезно обсуждают введение вычета из НДФЛ в размере прожиточного минимума, а то и выше. Идея — продемонстрировать борьбу за социальную справедливость.

О том, что обсуждения идут у руководителя администрации президента Антона Вайно, рассказали «Ведомостям» чиновники. Впрочем, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков опроверг, что на эту тему идут «предметные совещания», «пока нет ни позиции, ни решений». Представители премьер-министра Дмитрия Медведева и Минэкономразвития отказались от комментариев, а их коллега из Минфина не ответил на запрос «Ведомостей».

Регионам, в бюджеты которых зачисляется НДФЛ, реформа обойдется в 1–1,5 трлн руб., говорят два федеральных чиновника. Речь может идти не просто об отмене НДФЛ для малоимущих (с доходами около 10 000 руб.), а о введении вычета в 1,5 прожиточного минимума для всех, объясняет один из чиновников, при этом ставка НДФЛ может вырасти до 16%, что компенсирует часть потерь. Чтобы полностью избежать колоссальных выпадающих доходов, ставку нужно повысить минимум вдвое, указывает другой чиновник.

Отмена НДФЛ для малоимущих может коснуться 12,7% всего населения — доход ниже прожиточного минимума во II квартале получали 18,6 млн россиян, свидетельствуют данные Росстата. А минимальную зарплату (МРОТ, чуть более 11 000 руб.) получают до 5 млн человек. С регионами идею еще подробно не обсуждали, рассказали «Ведомостям» три губернатора.

Идея не поможет решить проблему бедности, считают экономисты. Чтобы сгладить неравенство населения, нужно переложить налог на людей с доходами втрое выше среднего и одновременно освободить малообеспеченных от НДФЛ, оценивали эксперты Экономической экспертной группы, изучив в 2017 г. возможности реформы.

Есть мнение, что вычет будет способствовать уходу зарплат в тень — чтобы получить вычет их будут занижать и часть платить в конвертах.

Властям не стоит рассчитывать, что вычет из НДФЛ снизит недовольство ими, в том числе из-за пенсионной реформы, и поднимет рейтинги, предупреждает политолог Алексей Макаркин. Многие среди самых бедных не голосуют, так как не ждут никаких изменений, объясняет он, а если дать льготу только беднейшим, то люди с несколько более высокими зарплатами будут возмущаться, что не получили такой же вычет.

Плоская и без прогресса

О том, что эти перемены уже обсуждают в правительстве, недавно заявила вице-премьер Ольга Голодец. В пятницу ситуацию прояснил первый вице-премьер Игорь Шувалов, сообщив, что правительство будет стремиться не проводить налоговых новаций до середины 2018 года, это касается и НДФЛ. А заиграла тема пару недель назад, когда министр финансов Антон Силуанов заявил, что после 2018 года может быть рассмотрена возможность введения прогрессивной шкалы. Позже позицию ведомства уточнил замминистра финансов Илья Трунин. В нынешних сложных условиях, сказал он, изменение порядка взимания НДФЛ будет стимулировать уход в тень зарплат. Этот вопрос может быть рассмотрен после 2018 года, когда стабилизируется экономика.

Читайте так же:  Дивиденды с прибыли прошлых лет сроки выплаты

Все это породило бурную дискуссию. Эксперты разделились на два лагеря. Одни считают, разделение НДФЛ для «бедных» и «богатых» только добавит экономических проблем, другие — что реформа сделает налог справедливее, а бюджет — полнее.

Корреспондент «РГ» взяла интервью у двух экспертов-антагонистов, чтобы выяснить все плюсы и минусы обеих позиций.

Итак, наши собеседники — кандидат экономических наук, директор ФГБУ «Научно-исследовательский финансовый институт» (НИФИ), член Коллегии Минфина России Владимир Назаров и доктор экономических наук, проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов.

[править] Мероприятия налоговой реформы

На момент начала налоговой реформы в России существовала прогрессивная шкала ставок подоходного налога. При этом основными плательщиками данного налога являлись и являются до сих пор лица, которые получает легальную заработную плату. Административные и институциональные условия ведения экономической деятельности в России таковы, что для лиц с высоким уровнем доходов в условиях прогрессивной шкалы ставок использование целого ряда возможностей для уклонения от налогообложения гораздо выгоднее исполнения в полном объёме налоговых обязательств. Среди таких возможностей на момент начала налоговой реформы можно назвать трансформацию заработной платы в проценты по вкладам и страховые выплаты, маскировку доходов под корпоративные издержки, осуществление оплаты труда неучтенными наличными деньгами, и др. В результате, подоходное налогообложение носило регрессивный характер при прогрессивных налоговых ставках. Преодолеть такое положение путем повышения степени прогрессивности шкалы подоходного налога было невозможно.

В качестве решения проблемы повышения эффективности подоходного налога было выбран подход перехода к пропорциональному налогообложению доходов физических лиц, то есть отказаться от прогрессивной шкалы ставок. При этом необходимая степень прогрессивности подоходного налогообложения была достигнута с помощью установления высоких значений стандартных налоговых вычетов для лиц с низким уровнем доходов. На момент обсуждения проекта Налогового кодекса в Государственной Думе не существовало полной уверенности в необходимости отказа от прогрессивной шкалы ставок подоходного налога, однако такое решение всё же было принято с осознанием всех связанных с ним рисков для бюджета.

При рассмотрении результатов налоговой реформы и её влияния на принимаемые хозяйственные решения налог на доходы физических лиц нельзя рассматривать в отрыве от других налогов, базой которых является фонд оплаты труда. Эти налоги практически идентичны по своей экономической сути, даже несмотря на то обстоятельство, что формально плательщиками таких налогов являются разные лица — работники и работодатели. Чрезмерная налоговая нагрузка на фонд оплаты труда побуждает работодателя и работника к сговору о разделении реальной заработной платы на легальную и нелегальную составляющие, к использованию депозитных и страховых схем минимизации налогов. Такие сравнительно дешёвые для их участников схемы были широко известны и официально предлагались банками и страховщиками своим клиентам. Барьеры, которые появились в законодательстве о подоходном налоге в конце 1990-х годов, несколько усложнили применение подобных схем и сделали их доходность несколько меньшей, но не решили проблему в принципиальном плане.

Результатом такого положения стала ситуация, при которой в 2000 году поступления подоходного налога практически не рассматривались в качестве серьёзного доходного источника бюджетной системы. Подоходным налогом и отчислениями в государственные социальные внебюджетные фонды реально облагались лишь доходы, выплачиваемые в виде легальной заработной платы, причём эта заработная плата была близка к совокупному доходу физического лица лишь для сравнительно низкооплачиваемых категорий населения.

Острота проблемы подтолкнула к тому, чтобы начать налоговую реформу с совершенствования налогов на заработную плату, в рамках чего было решено объединить все взносы и отчисления в государственные социальные внебюджетные фонды в единый социальный налог, контролируемый налоговыми органами, унифицировать его базу с базой подоходного налога, снизить размеры платежей в эти фонды и предельной ставки муниципального налога на прибыль с установлением единой ставки, ввести потолок доходов физических лиц в целях исчисления социального налога, по достижении которого применялась бы нулевая или иная достаточно низкая налоговая ставка, перевести уплату социального налога на персонифицированную (по каждому работнику) основу и упразднить все остальные налоги на фонд оплаты труда, которые существовали в то время.

Особым вопросом являлось предоставление льгот по подоходному налогу. До проведения налоговой реформы законодательство предусматривало множество налоговых льгот. Была также введена система чётких и носящих всеобщий характер стандартных, социальных, имущественных и профессиональных налоговых вычетов, каждый из которых был бы направлен на поддержку определённой категории, а также повышение степени прогрессивности налоговой системы. В результате проведённых преобразований, основанных на описанных предложениях, в настоящее время в России взимается налог на доходы физических лиц по единой 13-процентной ставке, применяется единый социальный налог по регрессивной ставке с максимальной ставкой в 26 %, а поступления этих налогов значительно выросли на фоне снижения ставок. Это, в частности, позволило сделать поступления налога на доходы физических лиц одним из существенных источников доходной базы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации.

Лучше помогите материально

Первый вопрос — сразу «в лоб». Нам в принципе нужен дифференцированный НДФЛ или нет?

Владимир Назаров: Если мы под дифференцированным налогом понимаем несколько ставок для граждан с разными доходами, то я считаю это вредным.

Прогрессивный подоходный налог уменьшает стимулы работать и зарабатывать больше, снижает готовность рисковать и заниматься предпринимательской деятельностью, а, значит, тормозит экономический рост. Последние исследования показывают, что увеличение прогрессии подоходного налога — это один из самых негативных с точки зрения экономического роста способов пополнения бюджета.

Задача государства — помогать бедным, а не бороться с богатыми. Лучший способ побороть бедность — это экономический рост, но как раз ему и мешает прогрессивный НДФЛ.

Но в других странах он есть, и ничего — не бедствуют.

Владимир Назаров: Это богатые страны могут позволить прогрессию, им не надо расти быстро, но это пока не наш случай.

Кроме того, введение прогрессии меняет сложившиеся правила игры, увеличивает неопределенность, что плохо само по себе. Растут издержки администрирования. На них, по опыту развитых стран, где введена прогрессивная шкала, тратится примерно два-три процента от собранных средств.

А если переборщить с обложением доходов, есть риск, что богатые люди перестанут платить налоги, начнут оформлять доходы как дивиденды, свои личные расходы как расходы корпораций и так далее. Например, американский миллиардер Уоррен Баффетт подсчитал, что вполне легально платит налогов в среднем меньше, чем его бухгалтер при том, что в США — прогрессивная шкала налогообложения, и доходы миллиардера значительно выше, чем бухгалтера.

Читайте так же:  Код вычета 327 в декларации 3 ндфл

То есть, по вашему, прогрессивный налог — это зло? Но для чего -то он нужен, раз он существует?

Владимир Назаров: Вот и я говорю — зачем он нужен? Если мы хотим собрать больше денег, очевидно, легче либо их взять в нефтяном секторе, больше обложить потребление или имущество. Это не так вредно для развития экономики.

Если мы хотим помочь бедным, то лучше это делать через адресную социальную помощь. Если мы хотим бороться с неравенством, то как показывает мировой опыт, неравенство растет несмотря на прогрессивность налогообложения.

Выбирайте: новый НДФЛ или акциз на бензин

Александр Львович, что ответите на аргументы Владимира Станиславовича? Может, и правда, не надо нам этой реформы?

Александр Сафонов: Начнем с того, что с введением прогрессивной шкалы НДФЛ, на Запад никто не убежит, поскольку, во-первых, налоги там все равно выше, чем в России.

А во-вторых, люди, выбирающие западное резидентство, преследуют другие цели, например, такие, как защита бизнеса. И в «тень» не уйдут, если предусмотреть за это строгое и неотвратимое наказание. Во всем мире есть внятные механизмы борьбы с уклонением от уплаты налогов.

В США за это можно попасть за решетку. В Италии введена презумпция виновности. Если налоговая полиция еще только подозревает вас в том, что вы прячете доходы (например, в текущем году декларируете более низкий доход, чем в прошлом), вам сразу насчитывается налог с максимальной суммы плюс штраф, и вы уже сами должны доказать, что ничего не прятали, а на самом деле меньше заработали. В Голландии взимается налог если человек пересел, скажем с личного авто, на корпоративный.

Но мы не в Италии и не в Голландии!

Александр Сафонов: Если сделать контроль за налогообложением в России более строгим, сопоставлять уровень официальных доходов и расходов и спрашивать за «неучтенные» деньги, то можно не бояться попыток отдельных «богачей» уйти в «тень».

А прогрессивный налог нужен, потому что он более социально справедливый. И, на мой взгляд, он нужен в качестве альтернативы другим налогам, которые вводятся или ставки на которые повышаются. К примеру, у нас появился акциз на бензин, и он растет. Введена плата для грузовиков за пользование дорожной сетью, и число плательщиков по этой статье будет расширяться. Эти и другие сборы в конечном итоге ложатся на плечи потребителей и ударяют по бедным и среднему классу, потому что они — главные потребители.

Тариф на бедность

Нужно ли полностью освободить от НДФЛ самых бедных?

Александр Сафонов: Это было бы логично. Речь идет о тех, кто зарабатывает меньше прожиточного минимума.

Сейчас государство одной рукой берет с них подоходный налог, другой — предоставляет им различные льготы и субсидии по бедности. При этом еще и тратится на администрирование социальных льгот и выплат.

Освобождение людей от НДФЛ, с одной стороны, уменьшит расходы государства. С другой — повысит покупательскую способность и платежную дисциплину людей. Выпадающие доходы в этом случае можно было бы получить за счет повышения налога для богатых. А также — за счет введения налогов на роскошь и излишнее потребление.

Владимир Назаров: А вот здесь я с Александром Львовичем практически согласен. Отмена налога для тех, кто живет за чертой бедности, поможет уменьшить дефицит доходов беднейших домохозяйств.

Хотя я считаю, что для борьбы с бедностью и снижения уровня неравенства в обществе есть более действенные механизмы, чем изменение ставок НДФЛ. Прежде всего, речь идет об адресных социальных пособиях, ориентированные на наиболее уязвимые слои населения. Ведь далеко не все бедные работают, среди них много детей, есть неработающие пенсионеры. Им отмена подоходного налога ничем не поможет.

Поэтому в борьбе с бедностью первейшее средство — это адресная социальная помощь, все остальные меры имеют меньшую значимость.

С неравенством же лучше бороться введением платного образования для богатых слоев населения, потому что сейчас наибольший эффект от образовательных услуг получают именно богатые семьи, именно дети из них имеют возможность заниматься с репетиторами, лучше всего учатся, легче поступают в вузы на «бюджетные места». Свой вклад в снижение неравенства могут внести и более высокие налоги на дорогую недвижимость.

Ставка больше, чем.

Если прогрессивный налог все-таки ввести, как он должен выглядеть? С какого годового дохода должна браться повышенная ставка, и до какого уровня ее стоит поднять?

Владимир Назаров: Очень хороший вопрос. Каждый легко определит «правильный» порог. Посчитает свой годовой доход, умножит его примерно на два и скажет: получившаяся сумма — та самая, с которой нужно брать более высокий подоходный.

Фельдшер на селе скажет, что прогрессию надо вводить уже с 30 тысяч рублей в месяц, потому что это огромные деньги, а работники «Москва-Cити» пожалуются, что на 300 тысяч в месяц в Москве невозможно прожить.

Надо применить научный подход!

Владимир Назаров: Определение этого порога — дело субъективное, и никакой «научностью» определить его нельзя.

Если вы хотите очень малое количество людей затронуть этой мерой, надо устанавливать прогрессию на очень высоком уровне, например, для людей, зарабатывающих миллион рублей в месяц.

А если вы будете спускаться вниз, к более низким зарплатам, рискуете захватить средний класс, и тогда он начнет сдуваться. Если установить для самых богатых подоходный на уровне даже 17 процентов, бюджет получит не так много денег. Но при этом обществу будет дан сигнал о том, что процесс запущен, и в ближайшее время могут произойти и другие негативные изменения.

Александр Сафонов: А я считаю, что прогрессию надо вводить с дохода в миллион рублей в месяц. И брать с них 20 процентов.

Вы знаете, что по данным Credit Suisse Research Institute10 процентов самых богатых людей владеют 89 процентами всего благосостояния в России. В США этот показатель 78 процентов, в Китае — 73 процента.

В Европе уровень бедности определяется, исходя из того, какую часть своего дохода человек или семья тратит на продукты питания. Если больше 50 процентов, значит, семья бедная. Данные Росстата показывают, что 48 процентов розничного потребления в нашей стране приходится на продовольствие. А это значит, что по европейской методике, добрую половину наших сограждан можно отнести если не к малоимущим, то к тем, кто приближается к порогу бедности. И повышать налог для основной массы жителей, значит, толкать их в бездну.

А, правда ли, что дифференциация НДФЛ увеличит неравенство регионов, как говорят некоторые эксперты?

Владимир Назаров: Правда. Подоходный налог оседает в региональных бюджетах. Как известно, самые богатые регионы России — северные нефтегазовые регионы и Москва. Повышение ставки приведет к тому, что больше денег будет собираться именно там. Беднейшие же регионы потеряют от освобождения бедных от уплаты НДФЛ.

Читайте так же:  Штраф за неуплату налогов юридическим лицом
Видео (кликните для воспроизведения).

Александр Сафонов: Да, это так. Но в этом нет ничего страшного. Во-первых, можно пересмотреть механизм распределения налогов. А во-вторых, в любом случае, остальные регионы после введения такой меры беднее не станут.

Кстати сказать, Минфин России уже пошел по пути выравнивания доходов регионов. Со следующего года он будет изымать в пользу федерального бюджета один процент от налога на прибыль. Ранее этот налог полностью приходил в бюджеты субъектов. Основная причина именно в том и состоит, что собранную в пользу федерального бюджета часть минфин собирается передавать бедным регионам для финансирования проектов развития.

Сейчас в России действует плоская шкала подоходного налога — 13 процентов, и нет минимального необлагаемого размера доходов.

А с 1992 года была введена прогрессивная шкала. От 12 процентов, которые платили с дохода до 200 тысяч рублей, до 40 процентов — сверх 600 тысяч в год. Эта система просуществовала до 2001 года. И была отменена, главным образом, для того, чтобы вывести зарплаты «из конвертов».

Налоговая реформа «по Кудрину» защитит богатых

[править] Показатели

Поступления НДФЛ в консолидированный бюджет России: [2]

  • 2006 год: 930 млрд рублей
  • 2007 год: 1267 млрд рублей
  • 2008 год: 1666 млрд рублей
  • 2009 год: 1666 млрд рублей
  • 2010 год: 1790 млрд рублей
  • 2011 год: 1996 млрд рублей
  • 2012 год: 2261 млрд рублей
  • 2013 год: 2499 млрд рублей
  • 2014 год: 2703 млрд рублей
  • 2015 год: 2808 млрд рублей
  • 2016 год: 3019 млрд рублей
  • 2017 год: 3252 млрд рублей

История НДФЛ в России

За свою историю налог на доходы граждан пережил множество изменений, но практически всегда высокие доходы облагались повышенным налогом, а минимально необходимые для жизни заработки налогом не облагались вообще. Но с момента вступления в силу части второй НК РФ в 2001 году в России действует фиксированная ставка налога в размере 13% и отсутствует минимальный не облагаемый налогами размер доходов.

Впервые подоходный налог был введен в России 11 февраля 1812 года в форме налога на доходы помещиков от принадлежащего им недвижимого имущества. Его ставка являлась прогрессивной и варьировалась от 1% до 10%, а не облагаемый налогом минимум дохода составлял 500 руб. в год. Для сравнения, на тот момент стоимость двухкомнатного дома в Петербурге оценивалась для целей налогообложения недвижимости в 250 руб.

В годы существования СССР ставки подоходного налога многократно менялись, предпринимались даже попытки его полной отмены. Последнее изменение произошло в 1984 году, когда необлагаемый минимум был установлен в размере 70 руб., а сумма налога стала фиксированной – она варьировалась от 25 коп. с доходов в размере 71 руб. до 8,2 руб. при уровне заработной платы в 101 руб. и выше. А сумма дохода, превышающая 100 руб., дополнительно облагалась по ставке 13%.

Этот уровень налога продержался до 1992 года, когда в России было принято новое налоговое законодательство, которым также была установлена прогрессивная шкала подоходного налога. Она менялась от 12% при доходе до 200 тыс. руб. (при этом минимальный размер оплаты труда налогом не облагался) до налога в размере 124 тыс. руб. с заработков, превышающих 600 тыс. руб. Сумма дохода сверх 600 тыс. руб. также дополнительно облагалась налогом по ставке 40%.

В дальнейшем ставки налога почти ежегодно корректировались по мере роста инфляции, пока в 2001 году не был введен в действие современный НК РФ, впервые в России установивший плоскую шкалу налогообложения доходов физических лиц в размере 13% независимо от суммы дохода. Эта ставка действует и в настоящее время, подвергаясь постоянной критике сторонников прогрессивной шкалы налогообложения.

В марте 2015 года на рассмотрение Госдумы поступили сразу три законопроекта об изменении ставок НДФЛ и порядка его исчисления.

Первый законопроект 1 был внесен 16 марта депутатом от фракции КПРФ Николаем Рябовым и предполагает повышение ставки НДФЛ до 16% при одновременной освобождении от налогообложения суммы в размере прожиточного минимума. Как поясняет автор, это позволило бы снизить налоговую нагрузку на наименее защищенные слои населения.

Практически сразу после него, 18 марта, был внесен второй законопроект 2 от фракции КПРФ, предлагающий ввести в России прогрессивную шкалу налогообложения по НДФЛ, при которой доходы в сумме свыше 1 млн руб. в месяц будут облагаться налогом по ставке 50%.

Третий законопроект 3 поступил в Госдуму 26 марта от депутатов Сергея Миронова, Василия Швецова, Валерия Гартунга, Михаила Емельянова и Александра Тарнавского. Он также предусматривает введение прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц, превышающие 24 млн руб. в год. Максимальная ставка НДФЛ в случае принятия этого законопроекта достигнет 50% по доходам, превышающим 200 млн руб. в год.

Это не первые попытки отказаться от действующей в России плоской шкалы налогообложения доходов граждан. Аналогичные законопроекты регулярно вносятся в Госдуму и так же регулярно отклоняются ею. Например, такой законопроект 4 , внесенный в октябре 2013 года депутатами от фракции «Справедливая Россия», был возвращен его инициаторам 12 декабря 2013 года по причине отсутствия заключения Правительства РФ, после чего так и не был внесен повторно.

История развития подоходного налога в России – в инфографике.

Документы по теме:

Новости по теме:

  • Налоговый кодекс Российской Федерации
  • Закон РФ от 7 декабря 1991 г. № 1998-1 «О подоходном налоге с физических лиц»
  • Закон СССР от 7 мая 1960 г. «Об отмене налогов с заработной платы рабочих и служащих»
  • Указ Президиума ВС СССР от 22 сентября 1962 г. № 497-VI «О перенесении сроков освобождения рабочих и служащих от налогов с заработной платы»
  • Предлагается ввести прогрессивную шкалу налогообложения по доходам свыше 24 млн руб. вгод – ГАРАНТ.РУ, 26 марта 2015 г.
  • В Госдуму внесли очередной законопроект о прогрессивной шкале НДФЛ – ГАРАНТ.РУ, 18 марта 2015 г.
  • В Госдуму внесен законопроект об увеличении ставки по НДФЛ до 16% – ГАРАНТ.РУ, 16 марта 2015 г.
  • Выплаты работникам, привлекаемым по сертификатам из других регионов, освободили от НДФЛ – ГАРАНТ.РУ, 30 декабря 2014 г.
  • В Госдуму внесен законопроект о прогрессивной шкале налогообложения – ГАРАНТ.РУ, 25 октября 2013 г.

Материалы по теме:

Вычет по НДФЛ для тех, кто думает про пенсии
В отличие от других социальных вычетов, вычет на уплату взносов по пенсионному страхованию можно получить и в налоговой инспекции, и у работодателя.

Новые правила налога на имущество физических лиц
С 1 января 2015 года налог на имущество физических лиц будет рассчитываться из кадастровой стоимости недвижимости, что повлечет за собой его резкое увеличение.

НДФЛ
Одним из прямых налогов в России является налог на доходы физических лиц (НДФЛ). На практике у налогоплательщиков возникает множество вопросов, связанных с его уплатой. Как рассчитывается ставка НДФЛ? Какие существуют сроки подачи декларации? И нужно ли ее подавать? Имеет ли физическое лицо право на налоговый вычет? Какие доходы освобождаются от налога? Ответы на эти и другие вопросы вы найдете в нашем материале.

Читайте так же:  Ип налоги и обязательные платежи патент

Реформа подоходного налога — кому выгодно

Добавлено в закладки: 0

Россияне привыкли крайне настороженно относиться к любым реформам, исходящих сверху. Потому что все они в интересах чиновников, а не людей. Но тут — особый случай.

Суть реформы

Хотели отменить НДФЛ для малоимущих. Но как-то технически у властей получилась реформа, затрагивающая всех россиян. Каждого.

Все получают вычет из налогооблагаемой базы в размере 1,5 прожиточного минимума, а на остальную часть дохода подоходник повышается с 13% до 16%.

Простой расчет показывает, что это выгодно не только малоимущим, но большинству россиян, официально получающих до 90 тыс.руб./мес.

  • Работник со средней зарплатой (50 тыс.р./мес.) получит экономию на налоге около 1,4 тыс.р., его располагаемый доход увеличится на 2,8%.
  • Получаущий минимальную зарплату увеличит свой доход примерно на ту же сумму, но по отношению к его маленькому доходу это будет +13%
  • Получающий 200 тыс.р./мес. – понесет потери от реформы в размере 1,6% своего дохода.

Получается своеобразный возврат к системе прогрессивного подоходного налога — больше получаешь — больше ставка.

Резоны

Рейтинги кремлевских сильно упали после пенсионной реформы и возвращаться назад, вверх, не хотят. Последний электоральный цикл показал, что у властей назревают очевидные проблемы с выборами — как ни мухлюй, а народное недовольство прорывается. Надо как-то задобрить народ.

Проблема с реальными доходами людей. Все же понимают, что рост этого показателя в 2019 году — результат пересчетов (подтасовок, если честно) Росстата. Отсутствие реального роста тут рано или поздно станет проблемой. Уже стало — народ полез за кредитами. И выплаты по ним уже ощутимо давят на доходы людей. Если так все пойдет и дальше — выплаты процентов и тела кредита съедят любые прибавки к зарплатам.

ЦБ «приморозил» выдачу кредитов — обвалился конечный спрос в экономике, она затормозилась. Тоже плохо. Тупик. Нужен выход на ускоренный рост доходов людей, тогда сама собой рассосется и проблема их закредитованности, а скачок конечного спроса потянет за собой ВВП.

Как разогнать рост доходов людей минимальными затратами федерального бюджета?

Конечно, реформой подоходника, который идет в региональные и муниципальные бюджеты. То есть, за их счет.

Для правительства — это отличный способ «въехать в рай на чужом горбу». И не важно, что у него на счетах лежат без дела 16,5 трлн руб. (на 1 ноября, данные ЦБР) — тратить «свои» деньги правительство не собирается. Вот «чужие» (регионов и муниципалитетов) — пожалуйста.

В итоге отличный расклад: федеральные власти — за реформу, увеличивающую доходы людей. А против нее — регионы. И Кремль с помпой «продавливает» реформу в интересах людей.

Конечно, в первую очередь, в своих интересах (рейтинга), но тут так уж отлично совпали его интересы с интересами людей – редкий случай.

Последствия

По СМИ ходит цифра стоимости реформы в 1-1,5 трлн руб. (трудно судить, насколько она справедлива, кажется завышенной). Повышение ставки НДФЛ только частично компенсирует выпадающие доходы региональных бюджетов. Да и то — в богатых субъектах — Москве, у нефтяников/газовиков. Все остальные регионы — не просто в минусе, в полном ауте. Компенсировать выпадающие доходы нечем.

А минфин, конечно, потребует от них использовать собственные возможности — то есть задрать до максимума региональные и местные налоги: на имущество, транспортный, земельный, патенты, вмененку, торговый, курортный сборы и т.п. И это будет, скорее всего, условием его помощи регионам. И деваться губернаторам будет некуда.

Следствием реформы подоходника станет повышение налогового бремени на людей «с другой стороны», а также угнетение малого и среднего бизнеса, ужесточение налогового администрирования.

И вполне очевидное: чем выше ставка НДФЛ — тем выше доля «теневых» зарплат. То, с чем минфин боролся многие годы и придумывал множество так и не сработавших механизмов легализации доходов (патенты, вмененка, налоговые каникулы, налог на профдоход и проч.).

Прогноз

Кремль пока устами Пескова заявляет, что «предметных разговоров или решений» по реформе пока нет. СМИ пишут о череде совещаний в АП и правительстве на эту тему. Очевидно, что «политический» блок хочет продавить это решение при глухом сопротивлении «экономического». Скорее всего, продавит. Реформа будет.

Но минфин постарается минимизировать «свои» потери. И будет давить на регионы, возможно, размер вычета снизится до 1 прожиточного минимума и т. д. – выгоды людей сократятся, эффект реформы на экономический рост тоже. Но таков уж наш минфин — не может иначе.

Налоги-2020: Мишустин тряхнет всех, кроме кремлевских олигархов

Ставку подоходного налога увеличат для всех одинаково — до 17 процентов

В ходе предстоящей в 2018 году налоговой реформы российский либеральный клан намерен отстоять позиции социально близких высокооплачиваемых слоев населения. Перераспределение налоговой нагрузки пройдет с учетом их первоочередных интересов. Налоги на бизнес будут снижены, а ставка подоходного налога повышена для всех слоев населения одинаково. Детали будущей реформы, обсуждаемые в Минфине, Минэкономразвития и Центре стратегических разработок Алексея Кудрина стали известны газете «Ведомости».

По информации издания, все авторы будущей концепции налоговой реформы отдают приоритет развитию бизнеса, как залогу экономического роста. Из этой логики вытекают и предлагаемые меры: повышение НДС c нынешних 18% до 21% и резкое снижение страховых взносов — с 30% до 21%. По мнению бывшего замминистра труда РФ Павла Кудюкина, это даст определенный эффект, однако переоценивать его не стоит. «Российский бизнес страдает не столько от налогообложения, сколько от коррупционной нагрузки и избыточного административного давления», — уверен Кудюкин.

Компенсировать нехватку поступлений в бюджет будет население. Именно на «физических лиц» переносится основное бремя. Для этого Минфин предлагает поднять ставку подоходного налога — НДФЛ с нынешних 13% до 15%. При этом 6−8 процентных пункта будут направляться в федеральный бюджет. Сейчас вся сумма остается в регионах, составляя существенную — более трети — часть их доходов.

Один из вариантов Центра Кудрина предполагает еще более высокую ставку — 17%. Налоговая шкала при этом так и останется плоской. Миллионеры и те, кто живет на среднюю зарплату в 32 тысячи рублей в месяц будут платить одинаково.

О социальной шизофрении «свидомых» жителей «незалежной»

Есть в предложениях экономического блока правительства и «революционные» новшества. Во всяком случае, это предлагается впервые с 2001 года, когда была введена плоская шкала налогообложения. Речь идет о налоговых вычетах на для малоимущих. Необлагаемый налогом минимальный доход может быть установлен на уровне прожиточного минимума. Это отчасти выведет из-под удара беднейшие слои населения. Правда, сумма прожиточного минимума сейчас ничтожна — чуть более 9 тысяч рублей.

По мнению руководителя департамента налоговой политики Финансового университета при правительстве РФ Л. Гончаренко, именно налоговые вычеты являются предпочтительным инструментом для введения «прогрессивности». Таковые можно вводить не только с учетом уровня доходов, но и числа иждивенцев, потребности в лекарствах, расходов на образование Особенно интересен этот необлагаемый вычет при семейном налогообложении. Это аналог французского налогообложения домохозяйств, отмечает эксперт. Тем не менее, среди мер, предлагаемых экономическим блоком, ничего подобного нет.

Читайте так же:  Имущественный вычет в декабре

В свою очередь доцент МГУ Андрей Кобяков считает, что за снижение нагрузки с бизнеса должны платить не малоимущие, а те, кто получает большие доходы. В России очень сильное социальное расслоение, сопоставимое по уровню с африканскими странами. Основные издержки от налоговой реформы вновь лягут на «средний класс», живущий на зарплату, и расслоение только увеличится. «Давно назрела необходимость переходить к прогрессивной шкале налогообложения», — уверен Кобяков.

Возможно, по этой причине окончательное решение о параметрах налоговой реформы пока не принято. Позиция Кремля будет определена после экспертной проработки этого вопроса, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Ранее о необходимости «дискуссии» заявил Владимир Путин. Причины объяснил первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Есть предварительное понимание и у администрации, и у ЦБ, и у правительства, что надо подготовиться к новой налоговой совокупности, так чтобы весь следующий политический цикл тоже был стабилен», — сказал он.

Член комитета Госдумы по бюджету и налогам из фракции КПРФ Вера Ганзя возмущена, что компенсировать послабления бизнесу будут за счет и без того небогатого населения.

— О том, что налоги на бизнес нужно корректировать, мы говорим каждый год на публичных парламентских слушаниях. Были совершенно разные предложения. И страховые фонды уменьшить и даже убрать совсем НДС. На каком конкретно остановится правительство неизвестно. Но в целом в этой части, в части бизнеса, можно согласиться.

Что касается физлиц, то увеличивать налоги на и без того малоимущее население — это просто безнравственно. Даже с учетом вычетов. Теоретически, вычеты — нормальная, правильная мера. Но мы прекрасно знаем, что нужно пройти несколько «кругов ада», чтобы эти вычеты получить. Не каждый это сможет сделать. Одна запятая не там стоит и уже все. Поэтому сплошное увеличение ставки налога — недопустимая мера.

«СП»: — Как вы оцениваете идею изъятия у регионов 6−8 процентных пункта подоходного налога в пользу федерального бюджета?

— Это ожидаемо. Регионы — это наша боль. Все делается за их счет. У них отобрали один процент налога на прибыль. С этого года поменялось соотношение в акцизах. Со следующего года опять не в пользу регионов изменится пропорция софинансирования госпрограмм. Теперь, вот, еще и с подоходным так будет.

«СП»: — Какие по-вашему требуются изменения в ставке НДФЛ?

— Мы в КПРФ подготовили сейчас закон о прогрессивном налоге. Я — один из его авторов. У нас есть четыре позиции: до 100 тысяч рублей дохода в год — 5% налога, свыше — остается 13%, затем — 18% и затем, при доходе свыше 12 млн рублей в год, — 25%. Это мягкий, щадящий вариант. Даже не 40%, как в некоторых странах. Это по-божески. Особенно, если вспомнить о яхте длиной в 140 метров, которая недавно прогремела на весь мир.

(Крупнейшая в мире яхта российского миллиардера Андрея Мельниченко ценой в 400 млн евро была временно арестована в Гибралтаре — авт.).

— Сейчас наша задача — добиться, чтобы правительство приняло подобный вариант. Необязательно именно наш, пусть они разработают сами, но налог должен быть прогрессивным. Нужны кардинальные изменения! Даже по нашему мягкому варианту мы получаем сразу 1 трлн рублей дополнительных доходов. А в правительстве пытаются добиться паритета, увеличивая в одном месте ставки и снижая в другом. Это лишняя работа. Нужно облагать налогами тех, кто имеет сверхдоходы. Мы прекрасно знаем этих людей. Список «Форбс», например.

«СП»:В каком состоянии сейчас ваш законопроект?

— Закон пока на стадии разработки. После праздников мы получим свежую информацию из налоговой по количеству налогоплательщиков той или иной категории. После этого текст закона будет доработан и мы его внесем на рассмотрение Госдумы.

Эксперт по финансовым и экономическим вопросам Дмитрий Селезнев напоминает, что в реальности конкретные ставки налогов и сборов имеют для большинства бизнесменов второстепенное значение.

— С крупными налогоплательщиками у государства разговор отдельный, они под особым присмотром. Но мелкие и средние предприниматели, и это не является большим секретом, реагировали на все инициативы Минфина последних лет с помощью «ухода в тень». То есть каждый предприниматель определял для себя общую сумму налогов, которой он, по заветам Лившица, готов делиться с государством. Обычному предпринимателю в принципе безразлично в какой форме он платит государству: в форме страховых отчислений, в форме НДС или в форме НДФЛ сотрудников, которых он нанял, или в форме взяток контролирующих органам.

Угроза возрождения нацизма в мире становится все более реальной

Контролирующие органы, проверяя предприятие, особое внимание уделяют «белой» зарплате. Размер «белой» зарплаты, выплачиваемой на предприятии, влияет на размер собираемых страховых взносов и НДФЛ, и, как это на первый взгляд ни странно, на размер НДС. Эта связь понятна специалистам, работающим «на земле». Что касается наёмных лиц на зарплате, пропорция «в белую»/»в чёрную», конечно важна. Но сейчас не то экономическое положение в стране, чтобы при приёме на работу уделять этому аспекту сильное внимание. И у обычного человека нет особого доверия к государству, он вполне обоснованно не верит, что от его «белой» зарплаты будет зависеть размер пенсии, до которой ещё нужно дожить.

Поэтому изменения в пропорциях тех или иных налогов и сборов не будут иметь существенного влияния для наёмных лиц, мелкого и среднего бизнеса, они будут платить, сколько могут. И вряд ли государству удастся выдоить ещё больше налогов.

«СП»:Какие методы, напротив, успешны с точки зрения государства?

— За последнее время проведена существенная работа по сбору налогов и связана она со значительным сужением теневого рынка. Во-первых, чтобы чиновнику не таскали деньги в портфелях, им была повышена зарплата. На слуху колоссальные размеры премий ведущих госкорпораций. Во-вторых, все крупные тендеры достаются контролирующим государством бизнес структурам, у которых в результате остаются до 40% прибыли. Понятно, что дальше их как-то делят, но «делёж» стал контролироваться «сверху». Это некая узаконенная коррупция. В-третьих, идёт зачистка банковского сектора, он берётся под жесточайших контроль и с помощью него, помимо налоговых органов, ведётся контроль предпринимателей. В-четвертых, совершенствуется налоговый контроль с помощью электронных систем. Понятно, что совсем уничтожить «теневой» рынок невозможно, да и для государства это не нужно, коррупция это смазка установившейся бюрократической системы.

Видео (кликните для воспроизведения).

А в намерениях Минфина я вижу только перераспределение контролирующих и распорядительных функций, так как распоряжаются разными налогами разные органы.

Источники

Реформа подоходного налога
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here