С целью уклонения от налогов

Важная информация в статье: "С целью уклонения от налогов", собранной на основе данных авторитетных источников. По всем вопросам можете обращаться к дежурному юристу.

Верховный суд о налоговых преступлениях: что считается уклонением от налогов и кому грозит за это уголовное наказание

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

ЭЖ-Юрист

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Дробление бизнеса: ФНС теперь разрешает или нет?

Во всем мире разделение бизнеса на несколько структурных единиц является законным: с целью более эффективного управления, дробления бизнес-процессов, отделения торговли от производства, уменьшения рисков и с иными целями, которые делают бизнес более удобным или доходным для предпринимателя.

Признаки финансовых преступлений

Привлечь организацию или физ. лицо к ответственности за неуплату налогов можно только после проведения соответствующей проверки. ФНС всегда обращает внимание на следующие признаки совершения финансового преступления:

  1. Налоговая нагрузка субъекта ниже, чем должны быть. Сравнение осуществляется с помощью других хозяйствующих объектов с аналогичным видом экономической деятельности.
  2. В отчетности отражаются убытки предприятия за несколько налоговых периодов.
  3. Большое количество используемых налоговых вычетов и льгот.
  4. Быстрый рост доходов организации по отношению к предоставляемым услугам.
  5. Уровень заработной платы работников ниже средней нормы зарплаты по региону.
  6. Доход индивидуального предпринимателя практически равен его расходам.
  7. Вся финансово-хозяйственная деятельность субъекта построена на основе оформления соглашений с большим количеством посредников.
  8. Сокрытие от налоговой инспекции ряда информации, включая несоответствия в поданных документах и т. д.
  9. Частое перемещение субъекта в связи с переездом, из-за чего происходит постоянная смена районных отделений ФНС.
  10. Несоответствие уровня рентабельности юридического лица.
  11. Высокие налоговые риски.

К высоким рискам ФНС относит следующее:

  1. Руководители компании-поставщика и компании-покупателя не обмениваются личными контактами, не назначают встречи и т. д.
  2. Отсутствие каких-либо личных данных о компаниях (их руководителях), с которыми сотрудничает субъект.
  3. Нет сведений о фактическом местонахождении компании-партнера.
  4. У фирмы-партнера нет рекламы или других способов поиска клиентов. При этом на рынке есть другие фирмы, предоставляющие подобные услуги по такой же цене (или меньше).
  5. Компания, с которой сотрудничает субъект, не имеет государственной информации.

При обнаружении подобных признаков ФНС проводит тщательную проверку и предпринимает необходимые действия. Нарушитель обязан будет выплатить не только необходимую сумму налога, но и различные пени и штрафы.

Как себя обезопасить

  • наличие реальной экономически обоснованной цели, деловой логики, которая в идеале должна привести к положительному экономическому эффекту, выраженному в увеличении прибыли или снижении затрат или снижении риска получения убытков;
  • наличие реальной самостоятельности участников бизнес-схемы и наличие реальной возможности ведения ими предпринимательской деятельности.

При соблюдении этих правил предпринимателисмогут доказать свое право дробить бизнес, например для разделения клиентов компании на обслуживание физических или юридических лиц, на опт и розницу, с целью создания нового бренда или разработки новых видов деятельности, выделения производства и сбыта.

Признаки дробления бизнеса по версии ФНС

На основе анализа судебной практики ФНС составила список признаков, характерных для дробления бизнеса с целью уклонения от уплаты налогов.

Признаки искусственного дробления бизнеса с целью ухода от налогов опубликованы в письме ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/[email protected]

Признаки, которые свидетельствуют о дроблении бизнеса в целях ухода от налогов

1) Дробление одного производственного процесса между несколькими «спецрежимниками», тогда как основной участник реальной деятельности платил бы НДС, налог на прибыль и налог на имущество.

2) Уменьшение или не изменение налоговых обязательств при расширении хозяйственной деятельности.

То есть, новые фирмы после дробления платят налоги в меньшем размере, несмотря на то, что объемы увеличились, вырос штат, выручка выросла, доля рынка стало больше и т.п.

3) Участники «схемы» несут расходы друг за друга.

4) Увеличение численности персонала непосредственно перед расширением производственных мощностей в течение небольшого промежутка времени.

5) Формальное перераспределение между участниками «схемы» персонала без изменения их должностных обязанностей.

Например, бухгалтер или кадровик ведет две фирмы, образовавшиеся из одной в результате дробления.

6) Общие для всех участников поставщики и покупатели.

7) Единственным поставщиком или покупателем для одного участника является другой участник схемы дробления.

То есть вновь созданная в результате дробления фирмы не работает с другими контрагентами, кроме образовавшихся в результате этого дробления.

8) Фактическое управление деятельностью участников одними лицами.

Фактические всеми фирмами, образовавшимися в результате дробления бизнеса, управляет один и тот же человек, или одна и та же команда. Слово «фактически» не означает — на основании учредительных документов. Факт управления может быть подтвержден свидетельскими показаниями.

9) Распределение поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Искусственное дробление бизнеса или обоснованная реструктуризация организации?

Управляющий партнер Consul Group

специально для ГАРАНТ.РУ

Дробление бизнеса – тема не новая, так как огромное количество организационных структур используют любую возможность минимизации налоговых отчислений, иногда прибегая к созданию схем, не имеющих ничего общего с реальностью. Кто-то действует более изощренно, но все же недостаточно, чтобы быть незамеченным: с расширением практики пресечения случаев получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды налоговыми органами наработан бесценный опыт формирования доказательственной базы по направлениям определения действительной деловой цели тех или иных бизнес-решений. Именно вопрос направленности действий налогоплательщика при создании разрозненной корпоративной структуры становится ключевым в делах об искусственном дроблении бизнеса. И в случае если, отвечая на этот вопрос при анализе конкретного примера, налоговый орган приходит к выводу о том, что такая схема избрана лишь в целях снижения объема обязательств перед бюджетом, действия налогоплательщика квалифицируются как недобросовестные.

В 2019 году, по мнению многих, ФНС России, настроив работу по выявлению разрывов по НДС, переключила внимание на выявление потенциальных нарушений при применении способов «оптимизации налогов» за счет предусмотренных законом специальных режимов налогообложения. Самыми популярными выступают ЕНВД и УСН, которые нередко применялись в результате искусственного дробления бизнеса. Так это или нет, мы сможем объективно оценить не раньше 2020 года. Сейчас же мы можем только подводить итоги – какие сценарии выявляет ФНС России, а также анализировать действия налогоплательщиков, которые суд не признал действиями по искусственному дроблению бизнеса для целей минимизации налоговых отчислений.

Читайте так же:  Сколько начисляются пени за неуплату налогов

Для повышения эффективности работы инспекторов налоговая служба обобщает и систематизирует подходы по выявлению формального дробления бизнеса, основанные на судебной практике. Так, например, в письме ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/[email protected] выделены 17 ключевых признаков, которые помогают инспекторам обнаружить формальное деление бизнеса. Между тем этот перечень критериев не является исчерпывающим. Не будем акцентировать внимание на этих давно известных примерах, а обратимся к новым факторам, сформированным в результате развития проблемы искусственного дробления бизнеса в судебной практике, которые могут свидетельствовать о высоком налоговом риске при формальном дроблении бизнеса. К их числу можно отнести выявленную налоговым органом совокупность следующих обстоятельств:

Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что Налоговый кодекс допускает возможность выбрать тот или иной метод учетной политики (применение налоговых льгот или отказ от них, применение специальных режимов и т. п.), однако учетная политика не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями (Определение Конституционного Суда РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О). Данный посыл призван дополнительно акцентировать внимание на важности принципа деловой цели: если то или иное бизнес-решение не направлено на достижение самостоятельной бизнес-цели, а принимается лишь для снижения объема налогов, то такое решение признается неправомерным.

Перед тем как рассмотреть некоторые судебные дела по дроблению бизнеса, хотелось бы отметить одну позитивную новость. Окончательно сформировалась практика расчета суммы НДС. Так, ранее налоговый орган при выявлении факта неуплаты НДС в бюджет расчет суммы недоимки нередко производил путем расчета НДС дополнительно к доходам, отказывая в признании факта включения величины НДС в цену сделки, что приводило к увеличению суммы недоимки. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 30 сентября 2019 г. № 307-ЭС19-8085 по делу № А05-13684/2017 высказал следующую позицию: «Выводы суда о правомерности определения налоговой базы по НДС с применением ставки 18% в дополнение к доходам предпринимателя от реализации, вместо выделения налога из полученной выручки с применением расчетной ставки 18/118, и правильности определения размера недоимки по НДС в оспариваемом решении инспекции не могут быть признаны обоснованными».

Одной из основных ошибок налогоплательщиков при построении структуры через дробление бизнеса является «взаимозависимость налогоплательщиков». Стоит отметить, что взаимозависимость налогоплательщиков сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды. Однако если будет установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными объективными причинами, имеет признаки не самостоятельного ведения предпринимательской деятельности, осуществление одним из участников «схемы» формальной экономической деятельности исключительно в целях обеспечить занижения доходов и получения необоснованной налоговой выгоды, то налоговый орган будет оценивать поведение и действия группы налогоплательщиков как единой бизнес-структуры. В таком случае вероятность наступления неблагоприятных для налогоплательщика соответствующих правовых и экономических последствий, включающих в себя отказ в применении льгот и преференций, предусмотренных специальными налоговыми режимами, крайне высока.

Так, в одном деле ИП против межрайонной инспекции ФНС России (дело № А05-13684/2017) налоговым органом было установлено занижение налогоплательщиком налоговой базы путем искусственного включения в цепочку хозяйственных операций и создания фиктивного документооборота с формально обособленными, но фактически подконтрольными ей хозяйствующими субъектами. Указанные действия, по мнению инспекции, были направлены исключительно на перевод части своих доходов (выручки) третьим лицам путем формальной передачи автозаправочной станции в аренду во избежание превышения предельного размера доходов, установленного для применения УСН.

В результате объединения доходов от деятельности группы аффилированных лиц (трех ИП) налоговым органом установлено превышение предельного размера доходов, допускаемого п. 4 ст. 346.13 НК РФ, уже в III квартале 2013 года, что привело к утрате предпринимателем с 1 июля 2013 г. права на применение УСН.

По результатам рассмотрения спора судом установлено, что фактически деятельность предпринимателя и его взаимозависимых лиц является деятельностью единого хозяйствующего субъекта, общий доход от которой превысил предельно допустимый размер для применения УСН, в связи с чем налогоплательщику было доначислено 4 591 762,93 руб. по НДС, 1 031 152 руб. по НДФЛ, а также 1 150 596,59 руб. пени и 642 174,40 руб. штрафа.

В другом примере (дело № А53-16343/2018) налогоплательщику удалось отстоять свою позицию и доказать экономическую обоснованность использовавшейся корпоративной структуры бизнес-модели в суде. Предметом спора стало решение о доначислении ООО 33 млн руб., в основу которого были положены выводы проверяющих о том, что директор ООО (отец) и ИП (дочь) являются аффилированными лицами, которые, распределяя расходы от реализации товаров, создали схему, прикрывающую фактическую деятельность одного субъекта – самого общества. В подтверждение заявленных доводов инспекция указывала на такие признаки формального дробления, как единые IP-адрес, бухгалтерская служба, контактный номер телефона; общие производственные ресурсы.

Суд не согласился с доводами налогового органа, указав на то, что общество и ИП занимались разными по характеру видами деятельности: общество – производством и оптовой поставкой мебели, а предприниматель – ее розничной продажей. При этом объемы поставки мебели обществом предпринимателю были подтверждены документально, а факты завышения цены продукции, которые могли бы указывать на недобросовестное поведение или намерение размыть налоговую базу, не нашли своего подтверждения в рамках проведенной проверки. При этом суд акцентировал внимание на том, что сам по себе факт открытия указанными лицами расчетных счетов в одном банке, родственные связи и применение ИП специального налогового режима (ЕНВД) не являются достаточными основаниями для признания операций между обществом и предпринимателем попыткой ухода от налогов.

§3. Виды уклонения от уплаты налогов

Следственной практике известны сотни различных видов ухода от налогов путем сокрытия налогооблагаемой прибыли, оборота от реализации по налогу на добавленную стоимость и иных объектов налогообложения, сокрытия денежных средств и другого имущества от налогов.

О некоторых из них уже упоминалось выше. О видах уклонения от уплаты налогов путем сокрытия имущества и денежных средств физическими лицами остановимся ниже
Наиболее распространенным является сокрытие выручки от реализации имущества без наличия и при наличии актов приёма-передачи. В этом случае, чтобы уклониться от уплаты налогов, частный предприниматель, работающий как физическое лицо, не отражает в учетном регистре (тетради) реальный объем вырученных средств, намеренно скрывая определенную, иногда значительную ее часть. Например, не указывает доход от продаж некоторого количества товара, реализации его отдельных видов, объемов и т.д. При этом могут намеренно скрываться, уничтожаться или не составляться вовсе акты либо иные документы, подтверждающие торговые сделки с имуществом.
Сокрытие от налогового обложения валового дохода или материальной выгоды путем заключения договоренности о предоставлении кредита, когда кредитор не требует его возврата, а предприниматель, взявший кредит, уничтожает договор через определенное время. В соответствии с Инструкцией ГНС России по применению Закона Российской Федерации «О подоходном налоге с
670

Читайте так же:  Сколько можно сделать возврат налога

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

Глава 41. Расследование налоговых преступлении

Европейский опыт противодействия уклонению от уплаты налогов

Дата публикации: 26.09.2018 2018-09-26

Статья просмотрена: 482 раза

Библиографическое описание:

Дютин А. Н. Европейский опыт противодействия уклонению от уплаты налогов // Молодой ученый. — 2018. — №39. — С. 113-116. — URL https://moluch.ru/archive/225/52806/ (дата обращения: 17.02.2020).

Налоговые доходы — основной источник формирования бюджета, обеспечивающие финансовую базу для государственных расходов.

Законодатель сформулировал понятие налогов, как «обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований» [2].

Обязанность по уплате налогов, сборов является конституционно установленной: «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют» [1].

Одной из актуальных задач современной экономической политики государства является совершенствование налоговой политики, в том числе, в аспекте противодействия уклонению налогов.

В данном контексте несомненный интерес представляет зарубежный опыт борьбы с уклонением от уплаты налогов, а также исследование вопросов пределов имплементацию эффективных инструментов.

Рассмотрим наиболее интересные варианты политики противодействия уклонению от уплаты налогов.

Заметим, что составы налоговых правонарушений и преступлений в различных правовых системах и семьях формулируются по-разному. Однако цели и правовые средства противодействия уклонению от уплаты налогов во всех государствах являются универсальными.

Так, в законодательстве Люксембурга не установлена уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов, а в Швейцарии налоговое мошенничество квалифицируется по административному праву. Вместе с тем в большинстве государств умышленное неисполнение налоговых обязанностей, выражающиеся в уклонении от уплаты налогов, расценивается как общественно опасное уголовно наказуемое деяние [3].

В Германии уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов урегулирована Положением о налогах и платежах от 16 марта 1977 г. (в разделе 1 части 8 фактически содержатся нормы материального уголовного права)

Так, в § 369 (ч. 2) Положения определено, что применительно к налоговым преступлениям действуют общие нормы уголовного права, если нормами налоговых законов не предусмотрено иное. Согласно § 370 преступными признаются следующие действия: представление в налоговые органы недостоверных или неполных сведений о фактах, относящихся к налогам; непредставление информации, необходимой для налогообложения; необоснованное получение налоговых льгот [4].

Менее опасные правонарушения рассматриваются в качестве административных проступков: неуплата налогов по неосторожности (§ 378 Налогового устава, штраф до 50 тыс. евро), деяния, создающие опасность неуплаты налогов (§ 379 Налогового устава, штраф до 5 тыс. евро), неуплата налогов или несвоевременная их уплата, не сопряженная с обманом (§ 380 Налогового устава, штраф до 25 тыс. евро) и др.

Интересен опыт Финляндии, где средства массовой информации ежегодно публикуют сведения о доходах и расходах за прошедший налоговый период всех без исключения жителей определенной коммуны. На основании подобной публичной отчетности жители могут осуществлять общественный контроль доходов друг друга и информировать налоговую службу о допущенных правонарушениях своих соседей, если расходы последних много выше зафиксированного размера дохода.

Во Франции отличия налогового мошенничества от обычного выражаются в характере причиненного вреда.

Речь при этом идет не об утрате наличного имущества, а об уменьшении государственных доходов. С точки зрения юридической техники, например, пассивный налоговых обман не соответствует понятию «обманных уловок» простого мошенничества. Нормы об уклонении от уплаты налогов закреплены в Кодексе о налогах (Code general des impots, далее — CGI), а определение «налогового мошенничества» (fraude fiscale) не охватывается простым мошенничеством (escroquerie), изложенным в УК Франции.

Налоговое мошенничество по французскому законодательству — это:

а) отсутствие первичных учетных документов, отражающих производственную операцию;

б) фальсификация первичных документов, отражающих хозяйственную операцию, в действительности не имевшую места;

Видео (кликните для воспроизведения).

в) получение от государства необоснованных выплат.

К числу мошеннических средств относятся следующие: непредставление декларации в указанный срок; сокрытие объектов налогообложения; организация неплатежеспособности и иные уловки, направленные на воспрепятствование взысканию налогов; иные мошеннические способы (фальсификация расходов, обманное получение льгот и др.) [5].

В отличие от немецкого для французского налогового мошенничества необходимы действительно прямой умысел и недобросовестность в отношении уплаты налогов. Однако, хотя бремя доказывания вины и лежит на обвинении, суды на практике не требуют каких-либо особо убедительных доказательств. Фактически нередко имеет место объективное вменение, в особенности в отношении руководителей хозяйственных обществ [6].

В Великобритании правовыми актами, предусматривающими ответственность за налоговые правонарушения, являются: Закон «О денежных платежах» 1935 г. (Money Payment Act); Закон «Об управлении налогами» 1970 г. (Tax Management Act); Закон «О подоходном и корпоративном налогах» 1988 г. (Income and Corporate Tax Act); Закон «О подлоге и подделках» 1981 г. (Fraud Counterfeiting Act); Закон «О магистратских судах» 1980 г. (Magistrates Court Act); Закон «О финансах» 1986 г. (Financial Service Act); Законы «Об уголовной юстиции» 1986 и 1987 гг. (Criminal Justice Act) и др. Этими законами предусмотрена ответственность за различные виды правонарушений в сфере налогообложения [7].

В Македонии ст. 279 УК (глава 25 «Преступления в сфере общественных финансов, платежного оборота и народного хозяйства») предусматривает наказание для лица, которое «с намерением самостоятельно или кому-либо другому полностью или частично уклониться от уплаты налогов, взносов или иного установленного законом обязательного платежа представляет искаженные данные о своих доходах, предметах или иных фактах, влияющий на установление суммы данных платежей, либо кто с тем же намерением в случае обязательного представления не указывает доход, предмет или иной факт, влияющий на установление суммы этих платежей, скрывая доход в крупных размерах» [8].

Читайте так же:  Налоговая декларация к возмещению ндс

В соответствии со ст. 243 УК Республики Беларусь уклонение от уплаты налогов путем сокрытия или умышленного занижения прибыли, доходов, иных объектов налогообложения либо путем уклонения от подачи декларации о доходах и имуществе, повлекшее причинение ущерба в крупном размере, наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо арестом на срок до шести месяцев. Подобные действия могут также наказываться ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок. Однако, если уклонение от уплаты налогов повлекло причинение ущерба в особо крупном размере, то оно наказывается уже ограничением свободы виновного на срок до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой [9].

В то же время слепо копировать чужой опыт в Российской Федерации может быть не просто бесполезно, но и опасно, так как борьба с уклонением от уплаты налогов всегда реализуется с учетом множества специфических факторов и условий. Эти переменные будут в разных странах действовать по-разному, иногда даже давая противоположный эффект. Однако положительный опыт зарубежных государств наглядно демонстрирует, какие наиболее грубые ошибки совершать не следует, к каким условиям или изменениям необходимо стремиться и т. п. Всесторонний анализ позволит нашей стране сэкономить время и финансовые ресурсы.

Схемы уклонения от уплаты налогов и ответственность за них

В сфере финансовых преступлений неуплата налогов является одним из самых распространенных нарушений. На это готовы пойти и обычные граждане, и юридические лица. Но уклонение от уплаты налогов является серьезным преступлением, а плательщиков нередко привлекают к уголовной ответственности.

Правовое регулирование вопроса

Оплата налогов и сборов физическими и юридическими лицами в России осуществляется согласно Налоговому кодексу. Ответственность за неуплату налогов наступает согласно не только Налоговому кодексу, но и Кодексу об административных правонарушениях и Уголовному кодексу РФ.

Возможные схемы уклонений

Если говорить о физических лицах как об уклонистах, то они используют стандартные способы. Чаще всего преступление совершается следующим образом:

  • налогоплательщик скрывает получение дохода;
  • игнорирует обязанность о подаче налоговой декларации;
  • незаконно использует предоставляемые льготы;
  • не встает на учет;
  • представляет ФНС ложные сведения.

Юридические лица, то есть организации, также имеют свои методы, позволяющие им уклоняться от выплаты налогов и сборов. Самыми распространенные способы представлены в таблице:

Правонарушение Ответственность
Осуществление деятельности без постановки на учет. Ст. 117 НК РФ
Нарушение правил ведения учета. Ст. 120 НК РФ
Занижение налоговой базы. Ст. 122 НК РФ
Несоблюдение сроков подачи документов в ФНС. Ст. 126 НК РФ

Кроме этого, юридические лица часто используют фиктивные фирмы-посредники, «серую» заработную плату для сотрудников и т. д. Подобные схемы могут уменьшить сборы и налоги с организации, которые она обязана платить. Но так как это незаконно, рано или поздно налоговая инспекция раскроет такой способ уклонения от уплаты и привлечет нарушителя к ответственности. Злостные уклонисты нередко вынуждены платить большие штрафы или даже жертвовать своей свободой, садясь в тюрьму.

В отношении кого могут быть назначены санкции

С юридической точки зрения, нарушить правила оплаты могут только налогоплательщики. Ими выступают:

  • физические лица;
  • юридические лица (организации);
  • ИП.

Но когда речь заходит о привлечении к ответственности согласно КоАП и УК РФ, субъектами преступления выступают только физические лица. И неважно, осуществляет нарушение гражданин или организация. Если неплательщиком является юридическое лицо, то к ответственности привлекают должностное лицо, в обязанности которого входила процедура уплаты налога.

Итак, по закону субъектом преступления считается физ. лицо, достигшее 16 лет. Для этой категории правонарушений такой возраст актуален, так как дееспособный гражданин уже может заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 27 ГК РФ).

Свежее письмо ФНС

В конце обзора признается, что все же само по себе разделение бизнеса — не преступление, и может является способом оптимизации предпринимательской деятельности.

И только при наличии у налогового органа доказательств того, что проверяемый налогоплательщик намеренно применял схему дробления для уменьшения налоговых обязательств, может быть признанно «незаконной налоговой оптимизацией».

ФНС указывает, что исчерпывающего перечня, свидетельствующего о формальном дроблении бизнеса нет, в каждом случае доказательства должны отражать субъективный характер дела.

Но рекомендует налоговым органам руководствоваться следующими общими признаками создания формальных отношений и выявления согласованности между участниками сделки (по сути,это перечень типичных ошибок налогоплательщика при налоговом планировании дробления).

Нет деловой цели

  • наличие факторов взаимозависимости участников схемы дробления бизнеса.

На практике этот важный маркер всегда привлекал повышенное внимание контролирующих органов.

Выяснив факт взаимозависимости, налоговики начинали анализировать финансово-хозяйственную деятельность участников схемы на предмет наличия признаков получения необоснованной налоговой выгоды.

  • применение схемы дробления бизнеса привело к тому, что налоговые обязательства участников схемы не увеличились или остались неизменными, а сама экономическая деятельность укрупнилась.

Данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли.

  • в схеме есть выгодоприобретатель — лицо, которое фактически управляет деятельностью схемы и ее участниками.
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности.
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала.

Показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения.

Подконтрольность участников схемы

  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов.
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в интернете, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов, одни и те же представители по доверенности и т.п.

Наличие единых для участников схемы служб ведения бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбора персонала, поискапоставщиков и покупателей, юридического сопровождения, логистики и т.д.

Читайте так же:  Возврат госпошлины оплаченной через госуслуги гибдд

Формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей.

  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса является другой ее участник, либо поставщики и покупатели являются общими.
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.
  • несение расходов участниками схемы друг за друга.

Налоговики всегда видели в дроблении только незаконную выгоду

Будто бы предприниматели, когда разделяют бизнес, искусственно распределяют выручку на подконтрольных взаимозависимых лиц, которые применяют специальные налоговые режимы (ЕНВД и УСН).

Тем самым бизнесмен незаконно уменьшает налоговую нагрузку за счет неуплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество организаций.

Остальные участники схемы якобы лишь имитируют предпринимательскую деятельность и подконтрольны основному обществу.

Особенности уклонения от уплаты налогов

Выплата налогов является обязанностью физических и юридических лиц. Поэтому ответственность за нарушение предусмотрена в законодательстве многих стран, включая Россию, Беларусь, Германию, Казахстан, Украину и т. д. Если говорить об уклонении от оплаты как о преступлении, то его состав заключается в следующем:

  1. Объектом выступает государство, а также экономические отношения между ним и гражданами.
  2. Субъект – физическое лицо, достигшее 16 лет. Если плательщиком выступает юридическое лицо, то субъектом является должностное лицо, уполномоченное уплачивать налоги.

С субъективной стороны преступление может быть совершено с умыслом, по небрежности или легкомыслию. От этого зависит степень наказания.

Хорошая новость для налогоплательщиков

ФНС обязала налоговые органы определять налоговую базу с учетом не только полученных участниками схемы доходов, но и понесенных ими расходов. А также внимательнее относиться к методу расчета налоговых обязательств.

ФНС не указывает, какой именно метод применять и как, но рекомендует налоговым органам четко обосновывать применение той или иной налоговой ставки и в обязательном порядке обеспечивать наличие в акте и решении подробного расчета, объясняющего методику производимых доначислений налогов проверяемому налогоплательщику.

И самое главное — учитывать при расчете возражения налогоплательщика относительно правильности расчетов с учетом подтверждающих документов.

Меры ответственности налогоплательщиков

За уклонение от уплаты налогов предусмотрено соответствующее наказание. Нарушителя могут привлечь к административной или уголовной ответственности. Но перед тем как использовать серьезные санкции, плательщика ожидает наказание согласно Налоговому кодексу:

  1. Ст. 119 НК РФ. Предусматривает размер штрафа в размере 5% от суммы. Применяется при непредставлении лицом декларации. Есть нюансы, например, сумма штрафа не может быть меньше 1 тыс. рублей.
  2. Ст. 122 НК РФ. Используется при неправильном расчете суммы налога. Если плательщик просто ошибся, то размер взыскания составит 20%. При умышленной недоплате – 40% от недостающей суммы.

Что касается административной ответственности, то за правонарушение в сфере налогообложения плательщик может быть привлечен по статье 15.5 КоАП. Санкция данной статьи включает штраф за непредставление физ. лицом налоговой декларации. Уголовная ответственность по статьям 198 и 199 УК РФ наступает только тогда, когда размер неуплаты является крупным или особо крупным.

Санкция ст. 198 УК РФ по отношению к физ. лицу, выступающему нарушителем, содержит следующие виды наказания:

  1. Штраф (до 300 тыс. рублей).
  2. Тюремное заключение (до 1 года).

Справка: если размер неуплаты является особо крупным, то сумма штрафа увеличивается до полумиллиона рублей, а срок лишения свободы – до 3 лет.

В случае когда от уплаты налога уклоняется организация, то уполномоченное лицо привлекается к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ. Санкции, применяемые в данном случае, практически аналогичны ст. 198 УК РФ. Единственное отличие – срок тюремного заключения в ч. 1 ст. 199 составляет 2 года.

У налоговых преступлений есть так называемый срок давности. Он составляет три года, по истечении которых субъекта невозможно привлечь к ответственности. Но сотрудники налоговой инспекции могут приостанавливать этот срок с помощью специального акта. Нарушитель может избежать наказания на основании следующих причин:

  1. Если действовал по инструкции недобросовестного должностного лица.
  2. Задержки по уплате налогов возникли вследствие чрезвычайного происшествия, стихийного бедствия и т. д.
  3. Плательщик не мог осуществить платеж по причине своего болезненного состояния.

Суд может уменьшить размер штрафа в 2 раза, если у нарушителя будет серьезное основание для просрочки платежа. Но в этом случае преступление должно быть осуществлено без умысла и один раз.

Проще уплатить необходимую сумму налога, чем использовать незаконные способы уклонения и впоследствии платить большие штрафы и пени. К тому же при серьезных нарушениях в сфере налогообложения нарушителя может ожидать уголовная ответственность.

Правила деления

Схемой «дробления» бизнеса пользуются крупные и средние предприятия. Таким образом они стараются избежать нежелательных проверок со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу преференции в виде возможности снизить налоговую нагрузку.

Смысл в том, что малый бизнес использует специальные режимы налогообложения: упрощенную систему налогообложения (УСН) либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая нагрузка у них меньше, чем у более крупных предприятий, работающих по общей системе налогообложения.

При применении УСН организации и предприниматели (ИП) уплачивают 6 процентов от дохода либо 15 процентов от прибыли (доходы минус расходы), а также страховые взносы. Эти ставки значительно ниже совокупных ставок налога на добавленную стоимость (18 процентов) и налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физических лиц (13 процентов), если речь идет об индивидуальном предпринимателе. При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает определенные ограничения, при превышении которых субъекты малого и среднего бизнеса утрачивают право применять специальный налоговый режим УСН. К таким ограничениям относятся: численность работников — она не должна превышать 100 человек, остаточная стоимость основных средств — не больше 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юрлиц установлено на уровне 25 процентов. Лимит УСН по доходам, полученным за год, составляет 150 миллионов рублей. Если хотя бы один из перечисленных критериев не соблюден, налогоплательщик утрачивает право на применение УСН.

ЕНВД, который позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей, также имеет ряд ограничений. Среди них, например, есть и такое: для розничной торговли торговая площадь магазина не должна превышать 150 квадратных метров.

Стремясь воспользоваться преференциями, которые положены малым и средним предприятиям, владельцы крупных компаний «дробят» бизнес на несколько внешне самостоятельных организаций или ИП, чтобы их деятельность формально отвечала требованиям закона.

Читайте так же:  Где узнать долги по налогам физических

Искусственное разделение бизнеса на части приводит к тому, что бюджет недополучает большие суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных игроков, а потребители вводятся в заблуждение: они покупают товары у номинальных организаций и предпринимателей, а не у реального продавца, что усложняет защиту их прав. Конечно, никто не отменял право налогоплательщиков использовать законодательные преференции по налогам для экономии средств. Однако между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим нормы закона «дроблением» с целью получения необоснованной выгоды есть четкая грань.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности. Судебная практика, исходя из общих законодательных принципов, выработала этот подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.1 НК «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Дробление или, как сейчас иногда модно говорить, «разукрупнение» бизнеса — лишь частный случай создания фиктивных документов для прикрытия реальной ситуации и снижения налоговых выплат.

В последнем обзоре Верховный суд прямо указал, что если «видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта», налоговый орган может доначислить платежи «исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения».

И в этой позиции нет ничего нового, практика преодоления таких злоупотреблений сложилась уже в большинстве регионов страны. Уже даже Конституционный суд в июле прошлого года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, как сказал суд, «налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну». Выводы Конституционного суда были подкреплены позициями Европейского суда по правам человека, который признал, что «попытки злоупотребления системой налогообложения должны пресекаться».

Важно и то, что было сразу отвечено на все претензии горе-оптимизаторов — «а что же вы не ловили нас раньше» и «где в законе термин «дробление бизнеса». Конституционный суд также с использованием европейской практики указал, что «невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы».

Казалось бы, ситуация ясна. Однако некоторые налогоплательщики все еще используют схемы «дробления» бизнеса. А при возникновении обоснованных претензий налоговых органов пытаются доказать, что все законно. Центр притяжения данных схем, судя по последним публикациям и судебной практике, сложился на Дальнем Востоке.

Показательным был пример с сахалинским предпринимателем Анатолием Змачинским. Имея в собственности автозаправочную станцию и предоставляя ее в аренду организациям, применяющим УСН, он выступал поставщиком ГСМ. При достижении установленного законом предельного объема выручки для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор АЗС сразу же менялся, и схема работала заново до достижения предела выручки новым арендатором. Решением налоговой инспекции предпринимателю было предписано заплатить налогов в 4 раза больше, чем предусмотрено для малого бизнеса (до налоговой проверки за два года он заплатил всего около 6 миллионов рублей при выручке всех подконтрольных лиц около 600 млн). Суды подтвердили правоту налоговиков.

Другая история развернулась на Камчатке. Инспекция ФНС по Петропавловску-Камчатскому обнаружила в работе компаний бизнесмена Сергея Митюшина, владельца ООО «Автомир», признаки дробления. Бизнес с оборотом в 1,4 миллиарда рублей платил в бюджет всего около 6 миллионов рублей без учета зарплатных отчислений. Следственное управление СК РФ по Камчатскому краю установило, что Митюшин создал схему дробления бизнеса путем переноса части доходов на взаимозависимые юридические лица. А те, по мнению проверяющих, фактически занимались одним видом деятельности: торговали автотоварами одинакового ассортимента и представляли один бренд — «Автомир». Использование схемы дробления подтвердилось и тем, что компания вела деятельность в одном месте, скидочные карты принимались во всех ее внешне независимых отделениях. Была даже единая кассовая зона, где можно было рассчитаться с любым «самостоятельным» продавцом.

Формальная самостоятельность и независимость друг от друга продавцов разбивалась при простом изучении структуры владения и даже, как отметили суды, не оспаривалась Митюшиным. Единственным учредителем и гендиректором «Автоцентра» и «Автошины» являлся сам Сергей Митюшин. Также все три компании и ИП осуществляли деятельность на одной территории, имели одних и тех же контрагентов, даже пользовались единым расчетно-кассовым центром. «Автошина», «Автоцентр» и ИП значились арендаторами помещений в торговом центре, однако деньги за аренду почти не платили, поскольку единый финансовый поток концентрировался в руках одного руководителя. Не возмещали они расходы и на содержание торгового комплекса, а также на рекламу и изготовление подарочных сертификатов и дисконтных карт, которые у всех компаний тоже были общие с «Автомиром». По сути, все деление бизнеса преследовало одну цель: чтобы на каждую торговую точку приходилось не более 150 квадратных метров либо выручка не превышала 60 миллионов рублей.

В отношении владельца «Автомира» было возбуждено уголовное дело по статье «Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере», которое предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на шесть лет. Предприниматель выразил протест, но проиграл суд сразу в трех инстанциях, а судебный акт, подтверждающий правоту ФНС, вступил в силу.

Суд рассмотрел кассационную жалобу Митюшина. Его активно поддерживают некоторые представители региональной власти. По мнению налоговых органов, это выглядит странно. Те, кто по роду своей деятельности должен, прежде всего, стоять на страже закона и интересов бюджета, не хотят реально разобраться в ситуации. В конце концов, и от их позиции тоже страдает бюджет Камчатки, не получая положенных по закону налоговых отчислений.

Видео (кликните для воспроизведения).

Между тем польза деятельности налоговиков для экономики в целом совершенно очевидна. Никакие меры поддержки малого бизнеса не помогут, если «малышами» будут называться крупные состоявшиеся компании с сотнями миллионов и миллиардами оборотов. Они просто не выдержат конкурентной борьбы. А за отсутствие конкуренции будут платить прежде всего потребители.

Источники

С целью уклонения от налогов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here