Штраф налоговой после окончания конкурсного производства

Важная информация в статье: "Штраф налоговой после окончания конкурсного производства", собранной на основе данных авторитетных источников. По всем вопросам можете обращаться к дежурному юристу.

Очередность списания налоговых санкций при банкротстве

Признание требования об уплате штрафа за налоговое правонарушение текущим или реестровым зависит от даты его совершения, а не от даты привлечения к ответственности (постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2941/12).

Определением суда в отношении общества была введена про­цедура наблюдения. В этот период общество подало в налоговый орган уточненную налоговую декларацию. Проведя ее камеральную проверку, налоговики привлекли общество к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа. Требование о его уплате было выставлено во время банкротства. Поскольку общество требование не исполнило, налоговый орган решил взыскать штраф за счет денежных средств на банковских счетах общества и выставил инкассовое поручение. Общество обратилось в суд с заявлением о признании этих действий незаконными.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, поскольку решение налогового органа о привлечении к ответственности было принято после возбуждения судом дела о банкротстве. Следовательно, штраф является текущим платежом, а действия налоговой инспекции по направлению в банк инкассового поручения на списание суммы штрафа в бесспорном порядке — законными и обоснованными.

Апелляционный суд с решением суда первой инстанции не согласился и отменил его. Он сослался на ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), согласно которой с момента принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства по всем видам задолженности должника прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций.

В силу п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве требования о взыскании штрафов за налоговые (административные) правонарушения учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований третьей очереди и удовлетворяются после погашения требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов. В пункте 30 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 25 разъяснено, что при применении данной нормы судам необходимо исходить из того, что Закон о банкротстве не содержит положений, устанавливающих деление указанных требований на текущие и подлежащие включению в реестр требований кредиторов. Соответственно данные требования, независимо от даты совершения правонарушения или даты привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре требований кредиторов и погашаются в очередности, установленной п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве.

Таким образом, вопрос о взыскании налоговых санкций с должника не может быть разрешен налоговым органом в безакцептном порядке. В силу Закона о банкротстве, нормы которого носят специальный характер по отношению к законодательству о налогах и сборах, у налоговых органов путь один — обращение к конкурсному управляющему должника для включения требований об уплате штрафа в реестр требований кредиторов. В противном случае нарушаются права кредиторов.

Однако кассационный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассматривая дело, Президиум ВАС РФ разъяснил, что согласно Закону о банкротстве правовой режим удовлетворения требований кредиторов к должнику, находящемуся в процедуре банкротства, зависит от времени возникновения денежного обязательства и обязательства по уплате обязательных платежей. При этом текущими являются только платежи, возникшие после возбуждения дела о банкротстве. Обязательные платежи, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, независимо от срока их исполнения не являются текущими (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“»).

Закон о банкротстве не предусматривает такого квалифицирующего признака для признания штрафа текущим платежом, как дата привлечения к ответственности. Квалификация требования об уплате штрафа зависит от даты совершения правонарушения.

В рассматриваемом случае правонарушение (неполная уплата налога) совершено до подачи заявления о признании общества банкротом. Общество должно было погасить эту задолженность до открытия в отношении его процедуры конкурсного производства, поэтому судам следовало исходить из того, что требование об уплате штрафа является реестровым. При ином подходе признание штрафа текущим платежом, не подлежащим включению в реестр, нарушает принцип очередности погашения требований кредиторов, так как в этом случае штрафы погашаются ранее основной задолженности, что недопустимо.

Таким образом, вывод судов первой и кассационной инстанций о том, что квалификация требования об уплате штрафа за налоговое правонарушение зависит от даты совершения правонарушения (даты привлечения к ответственности) вне зависимости от даты окончания срока, в течение которого указанная обязанность должна была быть исполнена, является ошибочным.

В результате Президиум ВАС РФ оставил в силе решение суда апелляционной инстанции.

Он также указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

ФНС научилась получать долги с банкротов

Федеральная налоговая служба (ФНС) за пять месяцев 2017 года получила на 57,4% больше налоговых платежей от предприятий-банкротов, чем год назад. Такого результата удалось достичь благодаря тому, что штрафовать за неуплату налогов стали арбитражных управляющих и банки, в которых у должников открыты счета, сообщили «Известиям» в ФНС. Впрочем, как утверждают юристы, требование об уплате налогов при банкротстве в первоочередном порядке законом до сих пор не установлено, хотя и есть судебные прецеденты.

Согласно действующему законодательству, при проведении процедуры банкротства предприятия платят налоги в последнюю очередь: приоритет у кредиторов первой очереди и долги по зарплате сотрудникам. Однако налоговую службу подобное положение вещей не устраивало.

— Такой подход фактически легализует схему уклонения от уплаты налогов, — заявили «Известиям» в пресс-службе ФНС.

Одним из главных действующих лиц в процедуре банкротства является арбитражный управляющий — специалист, который занимается банкротством предприятия от начала и до конца. Он является членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и подконтролен арбитражному суду. Когда стартует процедура банкротства, управляющий закрывает все банковские счета должника за исключением одного, на котором и аккумулируются все деньги.

Этот счет подконтролен только арбитражному управляющему. Именно он решает, какие долги нужно заплатить в первую очередь. И далеко не всегда управляющие принимают решение в пользу уплаты налогов.

В ФНС всё же нашли способ мотивировать арбитражных управляющих платить долги по налогам: служба взыскивает с арбитражных управляющих всю сумму задолженности, а также может оштрафовать и банк, в котором открыты счета должника. Штраф может составлять до 30% от общей суммы задолженности, сообщили «Известиям» в пресс-службе ФНС.

— Подается жалоба на недобросовестные действия арбитражного управляющего с целью взыскания с него убытков. Соответствующая кредитная организация привлекается к ответственности в виде штрафа. При этом с такой кредитной организации также могут быть взысканы и убытки, которые были причинены бюджету на сумму неуплаченных должником налогов, — подчеркнули в ФНС.

В случае неуплаты налогов могут быть оспорены и сделки должника с контрагентами, предупредили в налоговой службе. Благодаря этим мерам в январе-мае ФНС получила на 57,4% больше платежей от предприятий-банкротов — 16,2 млрд рублей против 10,29 млрд рублей годом ранее.

Юрист юридической компании «Мосты» Анна Захарова отметила, что банк может быть оштрафован только до начала процедуры банкротства или на самой ранней ее стадии. Потом это уже исключено, поскольку счетом в банке распоряжается только управляющий.

— Арбитражный управляющий должен соблюдать баланс интересов кредиторов и должника. Однако закон о банкротстве юрлиц имеет пробелы, которые позволяют недобросовестным должникам и арбитражным управляющим, формально действующим в рамках закона, злоупотреблять правами. ФНС может написать на арбитражного управляющего жалобу в арбитражный суд или в СРО, в которой он зарегистрирован, и таким образом взыскать с него задолженность, — рассказала «Известиям» Анна Захарова.

Читайте так же:  Программа по возмещению ндс экспорт

Замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований Вера Кононова подчеркнула, что за последние годы практика работы ФНС в отношении банкротства существенно изменилась.

— Распространяется практика взыскания налогов с бенефициаров организации-должника — руководителей и собственников. Также участилась практика заключения мировых соглашений, предусматривающих поэтапное погашение задолженности вместо банкротства, — рассказала «Известиям» Вера Кононова.

По ее словам, эти процессы, с одной стороны, указывают на создание условий для повышения налоговой дисциплины.

— Но не нужно забывать, что наша налоговая система и так налагает высокую нагрузку на организации в части выплат и отчетности по ним, — заявила эксперт.

Как ранее поясняли «Известиям» в ФНС, характерным примером злоупотреблений можно назвать случай с «дочкой» признанного банкротом Пробизнесбанка. Бенефициары банка в прошлом году добились включения своих требований почти на 2 млрд рублей в третью очередь реестра кредиторов. В этом споре недобросовестный иностранный акционер без реальных оснований пытался приобрести статус кредитора, чтобы получить возможность контроля за процедурой банкротства должника, которым он сам же неэффективно управлял.

Штраф налоговой после окончания конкурсного производства

Рассмотрим, ситуацию по включению в реестр требований кредиторов должника-банкрота налогов, возникших в результате доначислений в ходе проведения выездной документальной проверки.

В ходе проведения выездной налоговой проверки за предыдущий период 2010-2012 г., организацией было принято решение о ликвидации. При проведении анализа бухгалтерского баланса и финансового состояния должника, было установлено, что имущества должника не достаточно для погашения всех требований кредиторов.

В связи с недостаточностью имущества, собственниками должника было принято решение об обращении в Арбитражный суд с заявлением о признании ликвидируемого должника несостоятельным — банкротом.

12.04.2013 в арбитражный суд ликвидируемым должником было подано заявление о признании его банкротом. 04.06.2013 в отношении должника- банкрота арбитражным судом введена упрощенная процедура банкротства ликвидируемого должника – конкурсное производство.

На дату принятия решения о ликвидации и на дату введения процедуры банкротства в организации должника проводилась выездная документальная налоговая проверка за 2010-2012 годы по всем налогам.

По результатам проверки, закончившейся 15.08.2013 г.:

— выявлена неуплата по налогам и доначислены НДС и налог на прибыль;

— начислены пени и штрафы по НДС и по налогу на прибыль,

— начислены пени и штрафы по НДФЛ.

При включении требования налогового органа в реестр требований кредиторов должника возникает вопрос:

— задолженность по доначисленным налогам, начисленным пеням и штрафам будет считаться текущей или реестровой, т.е. должна она быть включена в реестр требований кредиторов, как возникшая до подачи заявления в арбитражный суд, или нет?

В целях применения законодательства о банкротстве налоги, штрафы, пени признаются обязательными платежами, которые относятся к текущим платежам при условии, если возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом (ст. 2, п. 1 ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве).

В силу п. 1 ст. 38, п. 1 ст. 44 НК РФ возникновение обязанности по уплате налога определяется наличием объекта налогообложения и налоговой базы. Следовательно, датой возникновения обязанности по уплате налога признается дата окончания налогового периода, а не дата фактического исчисления налога. В рассматриваемом случае – окончание налогового периода 31.12.2012 года, т.е. обязанность по уплате возникла до даты принятия заявления арбитражным судом.

Вынесение налоговым органом после принятия заявления о признании должника банкротом решения о доначислении налогов и начислении пеней по налогам, налоговый период и срок уплаты которых наступили до даты принятия заявления, не является основанием для квалификации требований об уплате доначисленных обязательных платежей в качестве текущих, (см. пункт 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25). Данная задолженность подлежит включению в реестр требований кредиторов должника в ходе конкурсного производства.

Относительно требования об уплате начисленных штрафов за несвоевременную уплату налогов, то в силу п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве (№ 127-ФЗ от 26.10.2002 г.) требования о взыскании штрафов за налоговые правонарушения учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Закон о банкротстве не делит указанные требования на текущие требования и требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов. Следовательно, требования об уплате штрафа, независимо от даты совершения правонарушения или даты привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре требований кредиторов и погашаются в очередности, установленной п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве (см. пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25).

Таким образом, в рассматриваемой ситуации обязанность уплаты налога возникла до даты принятия заявления о признании должника банкротом, следовательно, требование об уплате данного налога, а также начисленных в связи с его несвоевременной уплатой пеней, подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Требование об уплате штрафа независимо от даты совершения правонарушения и даты привлечения должника к ответственности подлежит включению в реестр требований кредиторов в третью очередь, и учитывается в реестре в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве.

Вопрос о пенях и штрафах по НДФЛ будет рассмотрен в отдельной статье: «Доначисления по НДФЛ в период банкротства».

КС РФ пояснил, когда налоговые органы не вправе взыскивать судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему только с директора компании-банкрота

Налоговики часто инициируют банкротство компаний. Причем независимо от того, хватит имущества банкрота для погашения судебных расходов или нет. Практика сложилась таким образом, что налоговые органы потом взыскивают судебные расходы с директоров. КС РФ высказался против такого подхода в постановлении от 05.03.2019 № 14-П. При взыскании судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему в качестве убытков налогового органа, инициировавшего дело о банкротстве, суд должен установить все элементы состава гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также оценить разумность и осмотрительность действий лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве. То есть действий руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других.

КС РФ опубликовал постановление от 05.03.2019 № 14-П в связи с жалобой гражданина В.А. Нужина. В нем он пояснил, что не всегда налоговый орган, инициировавший банкротство компании, вправе требовать все судебные расходы и расходы на вознаграждение арбитражному управляющему с директора, который не подал заявление о банкротстве.

Суть спора

Налоговый орган подал в арбитражный суд заявление о признании компании банкротом. Такое заявление должен был подать ее директор, но он этого не сделал. Суд признал компанию банкротом. После окончания конкурсного производства непогашенными остались почти 3,7 млн руб. задолженности. Вознаграждение арбитражному управляющему было выплачено лишь частично. У банкрота не оказалось имущества, за счет которого можно было бы возместить расходы по делу о банкротстве и вознаграждение арбитражному управляющему за три года в размере 656 000 руб. Поэтому арбитражный управляющий потребовал эту сумму с налогового органа как с заявителя по делу о банкротстве. Суд удовлетворил его заявление. После этого взысканную сумму налоговый орган потребовал с руководителя компании-банкрота. Первая инстанция и апелляция удовлетворили это требование. В передаче дела в кассационную инстанцию было отказано.

Рассмотрение дела в КС РФ

Бывший директор должника обратился в КС РФ. Он требовал проверить на соответствие Конституции РФ ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Представитель заявителя отмечал в КС РФ, что у директора компании-банкрота не было юридического образования, он имел только опыт в строительстве и был назначен на должность директора в период, когда в компании уже имелись проблемы, о чем он не знал. Также суды, взыскивая с директора судебные расходы, применили нормы не о субсидиарной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления о банкротстве, а о возмещении убытков по ст. 15 ГК РФ. Еще представитель настаивал на незаконности такого подхода, когда налоговики инициируют банкротство, зная, что имущества не хватит. Получается, что налоговые органы подают заявление на банкротство компании, несколько лет судятся, а потом возлагают судебные расходы на руководителя должника. При этом самого директора к рассмотрению дела не привлекают, он не может влиять на его рассмотрение и предвидеть судебные расходы.

Читайте так же:  Оплата налога при дарении квартиры

Как можно пять лет вести процедуру банкротства, каждый раз продлевая срок конкурсного производства? И налоговая служба при этих продлениях никак не возражает, не просит остановить это производство и никак не оценивает работу самого арбитражного управляющего А потом нашелся такой инноватор, который говорит: «А давайте мы эти расходы возложим на руководителя должника».

Запись выступления представителя заявителя на www.ksrf.ru.

Субсидиарная ответственность

За нарушение обязанности подать заявление о признании компании банкротом предусмотрена субсидиарная ответственность лиц, на которых возложена такая обязанность. При этом расходы, необходимые для проведения процедур банкротства, не учитываются при определении размера субсидиарной ответственности руководителя должника (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Таким образом, специально закрепленная законодательством о банкротстве субсидиарная ответственность, выступающая следствием неисполнения руководителем должника обязанности подать заявление должника в суд, предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим в указанный период.

В то же время ситуация, когда с заявлением о банкротстве должен был обратиться руководитель, но из-за того, что он этого не сделал, инициировать банкротство пришлось налоговому органу, может создавать формальные предпосылки для привлечения к гражданско-правовой ответственности руководителя должника. Хотя сам по себе факт замещения должности руководителя компании должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность его поведения. Возникновение у налогового органа расходов, связанных с делом о банкротстве, не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника. В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве может быть обусловлена конкретными обстоятельствами деятельности компании.

То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель. В частности, в 2017 г. в ст. 9 Закона о банкротстве появился п. 31 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем.

Исходя из этого, КС РФ указал, что нельзя все убытки в виде судебных расходов автоматически перекладывать только на директора.

Обязанность налогового органа подать на банкротство

При неисполнении должником обязанности по подаче заявления на банкротство налоговый орган принимает решение о направлении такого заявления в суд самостоятельно. Об этом сказано в постановлении Правительства РФ от 29.05.2004 № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве». Но это не значит, что налоговый орган обязан подавать заявление о банкротстве в любом случае, то есть даже когда очевидно, что имущества должника недостаточно для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Процедура банкротства не должна возбуждаться лишь для формальной реализации функции налогового органа.

Таким образом, налоговый орган вправе отказаться от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, если такое обращение не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы. При этом если налоговый орган заявил о наличии у компании имущества, достаточного для погашения расходов по делу, но это не подтвердилось, то суд должен учитывать факты несоответствия инициирования процедуры банкротства требованиям разумности и осмотрительности.

Также КС РФ отметил, что неисполнение руководителем должника обязанности подать заявление о признании должника банкротом в суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов налогового органа. Возникновение таких расходов связано как с инициативным поведением самого этого органа, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего. Поэтому оценку достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве — как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела (и прежде всего в процедуре наблюдения), должен проводить не только заявитель по делу, но и суд, а также арбитражный управляющий. Это можно расценивать как меру, призванную не допустить возникновения убытков, в том числе при обращении уполномоченного органа, у РФ, в связи с процедурой банкротства.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме на руководителя банкрота, если они возникли (увеличились) из-за ненадлежащих действий (бездействия) других лиц, не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности. Без исследования обстоятельств, подтверждающих или опровергающих разумность и осмотрительность действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других), невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у налогового органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом.

Принять к сведению

На следующий день после принятия КС РФ постановления от 05.03.2019 № 14-П Президиум ВС РФ утвердил документ под названием «Отдельные вопросы, связанные с применением Закона о банкротстве». В нем есть в том числе ответы на вопросы, связанные с взысканием судебных расходов с директора налоговым органом, который инициировал банкротство компании.

Если уполномоченный орган не приложил к заявлению о признании компании банкротом доказательства, подтверждающие наличие имущества для покрытия расходов по делу о банкротстве или вероятность обнаружения такого имущества, то суд должен оставить заявление без движения с последующим возвращением. Документами, подтверждающими отсутствие денег для возмещения расходов, могут быть:

акты пристава о невозможности взыскания по основаниям, предусмотренным подп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;

Видео (кликните для воспроизведения).

справки налогового органа об отсутствии у него сведений об имуществе должника, полученных в порядке межведомственного информационного взаимодействия из Росреестра и т.д.;

выписки по операциям на счетах, по вкладам (депозитам) организаций в банках, справки о переводах электронных денежных средств, указывающие на отсутствие остатка по счетам и несовершение по ним операций в течение длительного времени;

сведения о непредставлении организацией бухгалтерской или налоговой отчетности.

Если в деле имеются такие документы, а уполномоченный орган не представил доказательства, обосновывающие обратное, суд вернет заявление о признании должника банкротом. В мотивировочной части определения он укажет в качестве основания для возвращения отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротства. Если отсутствие имущества обнаружится после принятия к производству заявления о признании должника банкротом, суд вынесет определение о прекращении производства по делу.

Принятие определения о возвращении заявления уполномоченного органа о признании компании банкротом или о прекращении производства по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению уполномоченного органа (из-за отсутствия денег), является самостоятельным основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию. Суды должны учитывать, что такое списание задолженности само по себе не препятствует последующей подаче налоговым органом в общеисковом порядке заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к ответственности по списанным обязательствам и не может служить единственным основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности контролирующего лица.

Кроме того, если после возвращения такого заявления будут выявлены скрываемое имущество должника или иные обстоятельства, указывающие на возможность поступления имущества в собственность должника (например, посредством фактического получения имущества через процедуру оспаривания сделок), которые не были и не могли быть достоверно известны уполномоченному органу, по его заявлению определение о возвращении заявления (о прекращении производства по делу) может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Читайте так же:  Налоговый вычет на опекаемых детей

Штрафы за налоговые правонарушения, выписанные компании, находящейся в процедуре банкротства, приравнены к текущим платежам

Штрафы, назначенные должнику в порядке привлечения к публично-правовой ответственности, в том числе за налоговые правонарушения (ст. 120, ст. 122-123, ст. 126 Налогового кодекса), признаются текущими платежами, если соответствующее правонарушение совершено должником (либо выявлено контролирующим органом) после возбуждения дела о банкротстве. Такой вывод ВС РФ приведен в Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденном Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 года (п. 7) 1 .

В рассмотренном случае компания в лице конкурсного управляющего обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства в связи с привлечением должника к административной ответственности и назначением ему наказания в виде штрафа, считая, что признание организации банкротом исключает возможность принудительного исполнения требования об уплате штрафа.

Суд первой инстанции установил, что административное правонарушение совершено обществом после возбуждения в отношении него дела о банкротстве. Следовательно, требование об уплате штрафа является текущим. Соответственно, признание должника банкротом не влияет на возможность принудительного исполнения требований по текущим платежам (ч. 4 ст. 96 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). На этом основании суд пришел к выводу о законности постановления судебного пристава и отказал в удовлетворении требований общества.

Вместе с тем, суды в апелляции и кассации отменили решение суда первой инстанции. В обоснование они указали, что закон о банкротстве не содержит положений, устанавливающих деление требований об уплате публично-правовых штрафов на текущие требования и требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов (Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – Закон № 127-ФЗ). Соответственно, такие требования, независимо от момента совершения правонарушения, а также привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре требований кредиторов. Следовательно, их принудительное исполнение вне рамок дела о банкротства недопустимо.

В свою очередь, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила постановления апелляционного суда и суда округа, оставив в силе решение суда первой инстанции.

В качестве довода было заявлено, что текущими платежами в деле о банкротстве являются, в частности, обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом. Соответственно, требование об уплате штрафа является текущим и подлежит удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия такого заявления (п. 1-2 ст. 5 Закона № 127-ФЗ).

В то же время, включение требования об уплате штрафа в реестр требований кредиторов и погашение его в очередности, установленной п. 3 ст. 137 Закона № 127-ФЗ, независимо от момента совершения должником административного правонарушения, не основано на законе и, по сути, влечет за собой предоставление несостоятельному должнику безосновательных привилегий. В связи с этим, ВС РФ пришел к выводу, что оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя согласуется с положениями закона о банкротстве и должно быть исполнено.

ВАС РФ определяет очередность уплаты налогового штрафа при банкротстве

«Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение», 2012, N 8

В прошлом номере журнала была опубликована статья, в которой шла речь о последствиях заключения подозрительных сделок должника, а также сделок, которые влекут оказание предпочтения одному кредитору перед другими. Такими кредиторами, как мы выяснили, могут оказаться и налоговые органы, в результате чего действия должника по перечислению налогов признаются судами недействительными, а налоговые органы — обязанными вернуть полученные суммы налогов в конкурсную массу. Однако у судов в настоящее время нет единого подхода в отношении очередности погашения некоторых налоговых обязательств, поэтому ВАС РФ вынес Определение от 27.04.2012 N ВАС-2941/12 о передаче дела в Президиум ВАС РФ в целях выработки единообразия в толковании и применении арбитражными судами положений Закона о банкротстве . Указанное Определение мы и рассмотрим в настоящей статье.

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Все требования при банкротстве удовлетворяются в свою очередь

Прежде чем рассказать о позиции судей ВАС РФ, напомним, по какой причине действия по уплате должником обязательных платежей могут быть признаны недействительными.

В соответствии с Законом о банкротстве обязательными платежами признаются налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы РФ, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов.

Согласно Закону о банкротстве все требования кредиторов можно разделить на текущие платежи (платежи, обязательства по которым возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом), требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов (денежные требования, обязательства по которым возникли до принятия заявления о признании должника банкротом), и требования, которые попадают в реестр в случае пропуска кредитором срока подачи заявления о включении в реестр требований кредиторов.

Погашение каждого из названных требований кредиторов в деле о банкротстве производится в свою очередь в соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве.

В случае совершения должником подозрительных сделок или сделок, в результате которых оказывается предпочтение одному кредитору перед другими и нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов, арбитражным судом такие сделки могут быть признаны недействительными в соответствии со ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.

Итак, определяющим фактором для установления очередности удовлетворения соответствующего требования кредитора является срок наступления обязательства по оплате данного требования. Как было сказано в предыдущей статье на данную тему, это правило распространяется и на обязательные платежи перед налоговыми органами. Тем не менее у судов разных инстанций до сих пор нет единого понимания относительно срока наступления обязательств по уплате штрафов за несвоевременно уплаченный налог. Рассмотрим, чем руководствовалась коллегия из трех судей, вынося Определение о передаче дела в Президиум ВАС РФ.

Понижение недопустимо

В пункте 12 Обзора ВС РФ указал на недопустимость понижения очередности требований уполномоченного органа, заявленных своевременно после вступления в законную силу решения по результатам налоговой проверки.

Поскольку по смыслу п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве в общем случае понижение очередности удовлетворения требований кредиторов применяется при наличии объективно существующей, но не реализованной возможности предъявления требований в двухмесячный срок, а доначисление сумм налога может быть произведено уполномоченным органом только по результатам проведения налоговой проверки, результаты которой могут быть обжалованы, двухмесячный срок предъявления требований не течет в период с начала проведения налоговой проверки на протяжении всего времени, пока не вступит в законную силу принятое по результатам проверки решение. Однако ВС РФ подчеркивает, что приостановление течения двухмесячного срока, предусмотренного п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, возможно только при наличии объективных причин допущенной налоговым органом просрочки, например при активном противодействии проведению выездной налоговой проверки.

Рассматриваемый пункт Обзора находится в тесной взаимосвязи с п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, который с 01 сентября 2016 года был дополнен новым абзацем, прямо указывающим на запрет понижения очередности требований уполномоченного органа, если на момент закрытия реестра не вынесен либо не вступил в законную силу судебный акт или акт иного уполномоченного государственного органа, наличие которого в соответствии с законодательством РФ является обязательным для выявления задолженности, в отношении которой предъявлены соответствующие требования. При этом новой редакцией вышеуказанной нормы предусмотрено увеличение срока предъявления требований уполномоченного органа до восьми месяцев с момента опубликования сообщения об открытии в отношении должника процедуры конкурсного производства.

Закрепление старого подхода

В пункте 6 Обзора нашла свое отражение позиция, ранее закрепленная в п. 8 и 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 25 (утратило силу в связи с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.2016 № 59).

Читайте так же:  Налоговый вычет за оплату обучения в вузе

ВС РФ счел необходимым повторно изложить правило о квалификации требований по уплате налогов исходя из момента окончания налогового периода или отчетных периодов, в случае если налоговый период состоит из нескольких таких периодов. Несмотря на то что такой подход был сформулирован в Постановлении Пленума ВАС РФ еще в 2006 году, в настоящее время в практике встречаются ситуации, когда судами неправильно определяется момент возникновения обязанности по уплате налогов (Определение ВС РФ от 15.02.2016 по делу № 305-ЭС15-13801, А40-135880/2014). Данное разъяснение также остается актуальным, например, при определении объема ответственности привлекаемого к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника (Определение ВС РФ от 31.03.2016 № 309-ЭС15-16713 по делу № А50-4524/2013).

В дополнение к изложенному ВС РФ счел необходимым закрепить применение такого подхода и при квалификации требований, касающихся таможенных пошлин и страховых взносов.

В Обзоре дополнительно указано, что требования по уплате пеней, начисляемых в связи с несвоевременным исполнением обязанности по уплате налогов, сборов, таможенных пошлин и страховых взносов, следуют судьбе основного требования. Такой подход ранее был закреплен в п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ № 25.

Позиция коллегии судей ВАС РФ

В надзорную инстанцию обратилась организация-банкрот с заявлением о признании незаконными действий налоговой службы по взысканию суммы штрафа за несвоевременную уплату НДС.

Дело в том, что в период процедуры наблюдения должник подал уточненную декларацию по данному налогу за период до введения процедуры банкротства. Согласно этой декларации должник был обязан доплатить значительную сумму налога. В результате проведенной камеральной проверки инспекция привлекла должника к ответственности по ст. 122 НК РФ за неуплату налога в виде взыскания штрафа. В связи с неисполнением должником требования налогового органа по уплате штрафа в период конкурсного производства сумма такового была списана с расчетного счета должника инкассовым поручением в бесспорном порядке.

Суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу, что данный штраф является текущим платежом и подлежит взысканию в соответствии со ст. 46 НК РФ, так как решение инспекции о привлечении налогоплательщика к ответственности было принято после возбуждения дела о банкротстве.

Должник при оспаривании действий инспекции сослался на то, что обязательство по уплате НДС возникло до подачи заявления о возбуждении дела о банкротстве, в связи с чем штраф за неуплату данного налога не может признаваться текущим платежом.

Коллегия судей ВАС РФ, проверив обоснованность доводов заявителя и направив дело для рассмотрения в Президиум ВАС РФ, исходила из того, что очередность удовлетворения требований налогового органа к должнику в процедуре банкротства зависит от времени возникновения обязательства по уплате обязательных платежей.

Согласно разъяснениям, приведенным в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60, текущими платежами являются только обязательные платежи, возникшие после возбуждения дела о банкротстве. Обязательные платежи, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, независимо от срока их исполнения не признаются текущими ни в какой процедуре.

Датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления налоговой декларации или дата окончания срока уплаты налога. Вынесение налоговым органом после принятия заявления о признании должника банкротом решения о доначислении налогов и начислении пеней по налогам, налоговый период и срок уплаты которых наступили до даты принятия заявления, не является основанием для квалификации требований об уплате доначисленных обязательных платежей как текущих (Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25).

В данном случае организация была привлечена к налоговой ответственности в виде штрафа за неуплату НДС, обязанность по перечислению которого возникла до подачи заявления о признании должника банкротом.

Суд апелляционной инстанции, признав действия налогового органа недействительными, обоснованно исходил из разъяснений, данных Пленумом ВАС РФ в п. 30 Постановления от 22.06.2006 N 25, согласно которому требования о взыскании штрафов за налоговые правонарушения независимо от даты их совершения, в соответствии со ст. 137 Закона о банкротстве, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

В то же время судами первой и кассационной инстанций был неверно применен названный пункт Постановления Пленума ВАС РФ. Суды руководствовались тем, что в 2008 г. Федеральным законом N 296-ФЗ были внесены изменения в Закон о банкротстве, в результате чего в состав обязательных платежей были включены штрафы за налоговые правонарушения, что предоставило возможность отнести их к текущим платежам. В связи с этим суды пришли к выводу, что квалификация требований по уплате штрафа за налоговое правонарушение зависит от даты привлечения к ответственности. Поскольку решение по камеральной налоговой проверке уточненной декларации по НДС было вынесено после принятия заявления о признании должника банкротом, начисленный штраф является текущим обязательным платежом, подлежащим взысканию в общем порядке, предусмотренном ст. 46 НК РФ.

Федеральный закон от 30.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)».

Однако коллегия судей ВАС РФ отметила, что Законом о банкротстве не предусмотрен такой квалифицирующий признак, как дата принятия налоговым органом решения по налоговой проверке. Квалификация требования по уплате штрафа зависит от возникновения обязанности по уплате налога, поскольку данная мера ответственности, установленная ст. 122 НК РФ, направлена на обеспечение исполнения именно обязанности по уплате налога.

Дата привлечения к ответственности (вынесения решения налоговым органом) не имеет значения, поскольку определяющим моментом является именно дата возникновения обязанности по уплате налога. В рассматриваемом деле обязанность по уплате налога возникла ранее даты возбуждения дела о банкротстве, поэтому судам следовало исходить из того, что требование по уплате штрафа подлежит включению в реестр.

В Определении ВАС РФ от 27.04.2012 N ВАС-2941/12 также указано, что при противоположном подходе и признании штрафа текущим платежом будет нарушен принцип очередности погашения требований кредиторов, поскольку в этом случае штрафы погашаются ранее основной задолженности, что является недопустимым. Таким образом, действия налогового органа по направлению в банк инкассового поручения на списание суммы штрафа в бесспорном порядке неправомерны.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 N 2941/12 изложена подробная позиция судей надзорной инстанции и определен единый подход при разрешении споров по аналогичным делам. Однако данный документ еще не опубликован и не размещен на официальном сайте ВАС РФ.

Обязательные платежи при банкротстве

Президиумом ВС РФ в декабре 2016 года был утвержден Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства. В рамках данного Обзора особое внимание было уделено вопросам квалификации и установления требований по обязательным платежам в деле о банкротстве. Некоторые из изложенных правовых позиций закрепляют уже сложившуюся практику, другие формируют новые подходы к рассмотрению вопросов, связанных с требованиями уполномоченных органов в таких делах. Остановимся на наиболее значимых положениях Обзора и их влиянии на правоприменительную практику.

Материалы налоговой проверки

Закрепленная в п. 13 Обзора возможность использования в качестве средств доказывания материалов проведенных в отношении должника или его контрагентов мероприятий налогового контроля позволит не допустить, например, включения в реестр требований, основанных на сделках, в реальности исполнения которых имеются обоснованные сомнения (Постановление АС МО от 12.12.2016 № Ф05-32/2016 по делу № А40-133401/2015).

Так, ВС РФ указал, что материалы налоговой проверки должника и (или) его контрагента являются косвенными доказательствами, подтверждающими возражения о невозможности исполнения договора, в связи с чем на заявившее требование лицо возлагается бремя опровержения сомнений в исполнении сделки.

Выраженная ВС РФ позиция позволит минимизировать ситуации, когда должником и его контрагентом с целью создания искусственной задолженности и получения контроля над процедурой банкротства заключаются неисполнимые сделки с представлением суду минимального набора документов, не раскрывающего всех обстоятельств заключения и исполнения сделки.

Читайте так же:  За какой период можно получить имущественный вычет

Вместе с тем необходимо учитывать, что при использовании в рамках рассмотрения требования кредитора материалов налоговой проверки суду и сторонам необходимо будет убедиться в отсутствии возражений на представленный акт налоговой проверки, а также в отсутствии обжалования налогоплательщиком решения, вынесенного на основании акта налоговой проверки, во внесудебном или судебном порядке. В противном случае определение суда об отказе во включении в реестр требований кредиторов может быть вынесено неправомерно.

Достаточное подтверждение

В пункте 10 Обзора ВС РФ установил, что в случае отсутствия оснований для составления акта налоговой проверки и принятия соответствующего решения налоговая декларация, поданная должником, является достаточным подтверждением наличия задолженности по налоговым платежам (Постановление АС МО от 06.05.2016 № Ф05-5249/2016 по делу № А40-144652/2013).

Действительно, учитывая, что указанная в налоговой декларации сумма налога определяется самим налогоплательщиком и представляет собой его заявление о подлежащем уплате налоге, при отсутствии выявленных налоговой инспекцией нарушений законодательства о налогах и сборах налоговая декларация является достаточным доказательством наличия задолженности.

При этом ВС РФ справедливо отметил, что в случае несогласия с указанными в налоговой декларации данными арбитражный управляющий не лишен возможности подать уточненную налоговую декларацию, по результатам проверки которой судом может быть принято решение об исключении из реестра части требований.

Деление требований правомерно

ВС РФ в п. 7 Обзора закрепил правило, согласно которому деление требований по уплате публично-правовых штрафов на текущие требования и требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов, является правомерным и необходимым для соблюдения прав и законных интересов общества.

Так, в Обзоре указано, что с момен­та принятия Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) административные штрафы отдельно поименованы в составе обязательных платежей, которые в соответствии с положениями п. 1 и 2 ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» могут быть признаны текущими в зависимости от момента возникновения обязанности по их уплате.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала законными и обоснованными возбуждение исполнительного производства в связи с назначением должнику наказания в виде штрафа (Определение ВС РФ от 09.02.2015 по делу № 307-КГ14-2426, А56-36217/2013) и прекращение производства по рассмотрению требования о включении в реестр требований кредиторов административного штрафа, назначенного за обнаруженное после возбуждения дела о банкротстве правонарушение (Определение ВС РФ от 23.03.2015 № 301-ЭС14-4830 по делу № А17-7246/2012).

Необходимо отметить, что в п. 30 ранее действовавшего Постановления Пленума ВАС РФ № 25 было указано на отсутствие в Законе о банкротстве положений, предусматривающих деление требований об уплате штрафов за налоговые (административные) правонарушения на текущие требования и требования, подлежащие включению в реестр. Таким образом, изложенная в Обзоре правовая позиция закрепляет новый подход к рассмотрению вопроса о квалификации таких требований.

Очередность удовлетворения

Поскольку обязанность по перечислению налога на доходы физических лиц у налогового агента является производной от получения дохода гражданина-налогоплательщика и исполняется одновременно с выплатой дохода гражданину, она не может относиться к иной очередности удовлетворения.

Данный подход, изложенный в п. 8 Обзора, ранее уже был закреплен по отношению к налогу на доходы физических лиц, удержанному при выплате заработной платы, выходных пособий, вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности (п. 41.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60) и подлежащему отнесению ко второй очереди реестровых или текущих платежей в зависимости от удержания сумм налога до или после возбуждения дела о банкротстве.

Вместе с тем ВС РФ в рассматриваемом пункте Обзора обратил внимание на то, что налог может быть удержан и при выплате иных доходов, не поименованных в качестве требований первой или второй очереди в п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве. В таком случае налог, удержанный, например, при выплате вознаграждения по договору подряда, подлежит учету в составе третьей очереди реестра требований кредиторов.

При этом ВС РФ указал, что пени и штрафы за неперечисление в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного при выплате доходов до возбуждения дела о банкротстве, учитываются отдельно в составе платежей третьей очереди, поскольку допущенная должником просрочка в исполнении обязанностей налогового агента составляет отдельное правонарушение (п. 9 Обзора). Соответственно требования, вытекающие из такого правонарушения, должны быть отражены в реестре требований кредиторов исходя из общих правил об очередности удовлетворения обязательных платежей: в составе третьей очереди с удовлетворением после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (Определение ВС РФ от 25.12.2015 № 303-ЭС15-13210 по делу № А04-9392/2014).

Следует учитывать сроки

При исчислении срока принудительного взыскания обязательных платежей в целях проверки обоснованности требований уполномоченного органа необходимо учитывать, что законодательством о налогах и сборах предусмотрены различные сроки взыскания задолженности в судебном порядке при допущенных уполномоченным органом тех или иных нарушениях при совершении отдельных процедур в рамках внесудебного взыскания обязательных платежей (п. 11 Обзора).

При этом ВС РФ отдельно указывает, что со дня вынесения судебного акта о введении в отношении должника любой из процедур банкротства задолженность по обязательным платежам, являющаяся реестровой, не может быть взыскана в принудительном порядке, в связи с чем вопрос об утрате возможности принудительного исполнения требований по соответствующим обязательным платежам подлежит выяснению судом на день введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В целом правовая позиция, изложенная в п. 11 Обзора, содержалась в п. 19–25 действовавшего ранее Постановления Пленума ВАС РФ № 25 и находила отражение в сложившейся судебной практике (постановления АС ВВО от 29.06.2016 № Ф01-2156/2016 по делу № А17-398/2015, АС МО от 25.10.2016 № Ф05-15844/2016 по делу № А41-100742/15).

Квалификация требований об уплате страховых взносов

Пункт 14 Обзора изменил подход к квалификации требований об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, указав, что такие платежи в силу особой правовой природы и предназначения подлежат исполнению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.

Примечательно, что действовавший до 20 декабря 2016 года абз. 3 п. 41.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 относил требования об уплате страховых взносов, начисленных до возбуждения дела о банкротстве, к реестровым требованиям третьей очереди, а исчисленных в связи с начислением текущей заработной платы – к текущим платежам четвертой очереди.

В обоснование изменения подхода к квалификации требований об уплате страховых взносов ВС РФ указал, что такие платежи «являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы и материальной гарантией предоставления застрахованным лицам надлежащего страхового обеспечения в целях компенсации заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности».

Таким образом, согласно новой сформулированной позиции ВС РФ требования по уплате страховых взносов, не являющиеся текущими, подлежат учету в качестве реестровых платежей второй очереди и при этом не предоставляют право голоса на собрании кредиторов в соответствии с п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве.

Видео (кликните для воспроизведения).

В целом позиция ВС РФ, изложенная в комментируемом Обзоре судебной практики, совпадает с положениями действовавшего до 20.12.2016 Постановления Пленума ВАС РФ № 25, однако некоторые подходы к квалификации и установлению требований по обязательным платежам претерпели изменения в связи с внесением поправок и дополнений в Закон о банкротстве. Кроме того, ряд пунктов Обзора формирует новые правила, позволяющие упростить порядок установления требований уполномоченного органа (п. 13) и использовать материалы налоговых проверок в целях недопущения включения в реестр требований кредиторов искусственной задолженности (п. 10).

Источники

Штраф налоговой после окончания конкурсного производства
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here