Статистика налоговых споров

Важная информация в статье: "Статистика налоговых споров", собранной на основе данных авторитетных источников. По всем вопросам можете обращаться к дежурному юристу.

Итоги 2018 года: эксперты о налогах и налоговых спорах

На вопросы о том, какие тенденции можно выделить в правовом регулировании налоговых отношений и практике разрешения налоговых споров в 2018 г. и какие прогнозы дать в этой сфере на 2019 г., отвечают эксперты из «Пепеляев Групп»

Главная тенденция — увеличение налоговой прозрачности как на международном, так и на национальном уровне.

Принимается множество документов в рамках ОЭСР и других организаций, заключаются многосторонние договоры. Даже их согласование и заключение происходят совершенно новыми способами: вспомним небезызвестную Многостороннюю конвенцию ОЭСР по реализации мер по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли — так называемую MLI.

На национальном, российском, уровне налоговые органы также получают новые инструменты обнаружения и доказывания правонарушений, активно используют базы данных, программное обеспечение, информацию из других государственных органов и организаций (банков, например).

Уверен, эта тенденция сохранится.

Вот-вот в полную силу начнет работать автоматический обмен информацией между налоговыми администрациями государств, в который еще пару лет назад было трудно поверить. Налоговые органы станут изучать (наверняка тоже в автоматическом режиме) межстрановую и обычную финансовую отчетность налогоплательщиков. Еще несколько лет назад было немыслимо, что в ФНС России будет поступать такой объем информации, даже по обычным запросам. Кроме того, будет формироваться практика по налогообложению КИК.

При этом я надеюсь, что налоговые органы и суды наконец поймут, что хозяйствующий субъект этими инструментами и возможностями не обладает. А потому от него нельзя ожидать, например, того же уровня осведомленности о контрагентах, нельзя винить его в неправильном, как потом может оказаться, выборе.

Также нельзя возлагать на хозяйствующих субъектов несвойственные им обязанности: например, вести деятельность и планировать операции так, чтобы учесть прежде всего интересы бюджета. В последнее время налоговые органы и суды подзабыли, что главная цель коммерческой организации — получение прибыли, а не выполнение общегосударственных задач.

Соглашусь с Рустемом Ахметшиным: повышение уровня налоговой прозрачности — ключевая тенденция последних лет.

Помните старый советский мультфильм «Козленок, который считал до десяти»? То, что сделала налоговая служба в последние годы, можно передать фразой «Нас посчитали!».

Глава Федеральной налоговой службы недавно сказал в интервью: «Расходы граждан мы контролировать не собираемся» 1 .

И действительно, зачем контролировать, если в распоряжении налоговой службы уже сейчас есть:

  • АСК НДС-2;
  • интеграции информационных систем с таможенными органами;
  • данные онлайн-касс (АСК ККТ);
  • система автоматического обмена налоговой информацией;
  • удачный эксперимент по маркировке меховых изделий и лекарств радиочастотными метками;
  • информационная система «облачных» загсов.

Статистика

Количество рассмотренных СКЭС ВС РФ кассационных жалоб по налоговым делам:

  • 2017 г.: 25 дел из 1038 поступивших в ВС РФ жалоб (2,4%);
  • 2018 г.: 32 дела из 919 поступивших в ВС РФ жалоб (3,4%).

Можно сказать, что в советском мультфильме выражена концепция «новой прозрачности» ФНС России, а также мощь информационных ресурсов этой службы:

  • инновационные методы сбора, хранения и анализа больших данных: электронный документооборот в отношениях с налогоплательщиками, система мониторинга оборота товаров, маркированных средствами идентификации;
  • технологии, построенные на концепции интернета вещей, — онлайн-кассы;
  • когнитивные системы, основанные на искусственном интеллекте: АСК НДС-2, АСК ККТ;
  • цифровая идентичность — технология идентификации налогоплательщиков;
  • блокчейн, или распределенные реестры, — хранение информации о связях субъекта права с объектом недвижимости и договорах: пилотный проект Росреестра, ФНС России и правительства Москвы по использованию блокчейна для мониторинга достоверности сведений из ЕГРН 2 .

И ведь бо´льшая часть этих технологий уже работает.

Активное использование ФНС России информационных технологий за последние десять лет привело к сокращению количества выездных проверок более чем в пять раз 3 .

Сейчас налоговая служба проверяет всего двух налогоплательщиков из тысячи. При этом поступления по одной проверке растут и составляют в среднем 22,3 млн руб.

Все реже налоговая становится и участником арбитражных дел. Количество споров с налоговыми органами в 2018 г. снизилось на 13,8%, и если за 2017 г. удовлетворялось почти 12% исков, то в 2018-м — 9,5%.

Не секрет, что основные проблемы налогового правосудия состоят в пристрастной оценке доказательств, привлечении к ответственности лиц, не являющихся бенефициарами налоговых схем, игнорировании логики реконструкции налоговых последствий.

Однако в 2018 г. в практике СКЭС ВС РФ наметились положительные тенденции (см. врезку ниже). Коллегия рассмотрела много актуальных споров по вопросам о переквалификации отношений и применении подходов реконструкции налоговых последствий, которые имеют практикообразующее значение.

Практика СКЭС ВС РФ

Принципы налогового права в практике 2018 г.:

  • дело АО «Новомосковская акционерная компания „Азот“» (№ А68-10573/2016): толкование закона исходя из цели и смысла его принятия; иное означает произвольное налогообложение, нарушение прав налогоплательщиков;
  • дело АО «Бамтоннельстрой» (№ А33-17038/​2015): принцип добросовестности налогового администрирования;
  • дела АО «СУЭК-Кузбасс» (№ А27-25564/2015) и АО «Каширский двор — Северянин» (№ А40-176513/​2016): полнота налоговой переквалификации;
  • дело ОАО «Прачечная Очаково» (№ А40-154450/2017): принцип экономического основания налога;
  • дело АО «Михайловкамежрайгаз» (№ А12-71830/​2016): экономические основание и понятие дохода;
  • дело ПАО «Т Плюс» (№ А40-230080/2016): недопустимость избыточного контроля;
  • дело АО «Новосибирский механический завод „Искра“» (№ А45-14844/2017): неустранимые сомнения в пользу налогоплательщика.

Юридическое сообщество надеется, что наметившийся тренд закрепится и СКЭС ВС РФ будет уделять больше внимания важнейшим категориям налоговых споров.

Согласен с коллегой. Главная тенденция в практике разрешения налоговых споров в 2018 г. — СКЭС ВС РФ отошла от формального подхода и смело формулирует общие принципы налогового права, о чем не раз писали в «Налоговеде» 1 .

Много сил юридическое сообщество потратило на обсуждение концепции недобросовестности налогоплательщика, а вот теперь мы видим, что и «сильной» стороны в налоговых отношениях это касается: налоговое администрирование должно быть добросовестным, обеспечивать «учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания формальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону» 2 . Идею полностью поддерживаю, но звучит пока непривычно.

Еще одна тенденция: на местах подход судов к рассмотрению судебных споров по-прежнему остается, скажем мягко, очень аккуратным. Любой успех налогоплательщика — это достижение, особенно если спор касается НДС, а налоговый орган использует некоторые «волшебные» слова вроде «схема, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды».

Читайте так же:  Большие налоги на недвижимость

Судьи не готовы прямо ссылаться на принципы, которые формулирует СКЭС ВС РФ, хотя, возможно, принимают их во внимание. Пример — Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.09.2018 по делу № А56-60263/2017 АО «БТК Групп»: суд сделал вывод, что, отказывая в вычете НДС и признании расходов по налогу на прибыль в связи с приобретением товара у фирмы-однодневки, налоговый орган должен оспорить только наценку однодневки, а не весь вычет, причем его позиция должна быть последовательной. Наверное, СКЭС ВС РФ разрешила бы спор так же, но с более яркой мотивировкой.

В течение 2018 г. законодатель продолжил курс на стимулирование инвестиционных проектов на Дальнем Востоке.

В частности, продлен период, по истечении которого участники территорий опережающего развития (ТОР) или свободного порта Владивосток (СПВ) вправе воспользоваться налоговыми льготами, введена нулевая ставка по налогу на прибыль для налогоплательщиков, осуществляющих туристско-рекреационную деятельность, и др.

В то же время нужды бюджета вместе с невысоким качеством законодательной техники спровоцировали увеличение числа претензий налоговых органов к инвесторам.

Так, в течение года суды рассмотрели ряд дел о том, в какой момент вступают в силу нормы НК РФ о возможности применения льготы по НДПИ участниками региональных инвестиционных проектов 1 . В результате бюджет пополнился на сотни миллионов рублей за счет инвесторов, прочитавших закон не так, как налоговые органы.

«Нестабильность» льгот проявлялась не только в практике правоприменения, но и в законодательных решениях.

Начиная с января 2019 г. от подобных неожиданных поворотов нормативного регулирования инвесторы защищены законодательно: стабильность условий осуществления деятельности резидентов ТОР и СПВ гарантирована правилом о «дедушкиной» оговорке, предусматривающей десятилетнюю неизменность правового режима.

Вместе с тем нормотворческий процесс, нацеленный на стимулирование инвесторов, в течение 2019 г., безусловно, продолжится. В частности, завершено публичное обсуждение законопроекта, направленного на поддержку инвесторов, осуществляющих капитальные вложения в объекты внешней инфраструктуры на территории Дальнего Востока.

Однако в ближайшее время инвесторам не следует ожидать снижения фискального интереса. Тенденция предъявления претензий к порядку применения инвестиционных льгот на данный момент только нарастает. Нам известно о фактах доначисления налогов по мотивам несоответствия произведенных в рамках проектов товаров установленным требованиям, необоснованного учета участниками РИП в доле доходов от реализации положительной курсовой разницы и др.

Как результат, налогоплательщикам по-прежнему следует оставаться бдительными, оценивая налоговые риски использования дальневосточных инвестиционных преференций.

В прошлом году пусть не реализовалась полностью, но четко обозначилась тенденция к смягчению валютного регулирования. Появились очень обнадеживающие законопроекты Минфина России, предлагающие льготный 30-дневный срок для опозданий с репатриацией, снижение штрафов за нерепатриацию со 100 до 5–30% и даже отмену репатриации для рублевой выручки.

Вступили в силу послабления для граждан РФ, постоянно проживающих за рубежом (больше 183 дней в календарном году): им теперь не нужно уведомлять российскую налоговую инспекцию о счетах за границей, сдавать отчеты о движении средств, соблюдать ограничения на зачисление средств на зарубежные счета.

Правда, надо помнить, что эти послабления уравновешены ужесточением правил. Гражданин всегда остается валютным резидентом, что добавляет путаницы в правовое регулирование. Например, резиденты, постоянно проживающие за рубежом, могут совершать валютные операции друг с другом, а не с обычными резидентами, постоянно проживающими в РФ.

Суды, напротив, пошли по пути ужесточения практики. Если компания оштрафована за нарушение правил репатриации, то суды все чаще не делают различий между злонамеренным сговором с контрагентом и деловой неудачей и сурово наказывают за любой случай формального неисполнения закона. Теперь считается, что никакие меры, принятые компанией для получения экспортной выручки, не будут признаны достаточными исходя из той логики, что достаточные — это такие меры, которые дали результат в виде получения выручки в срок.

Полностью забыта позиция ВАС РФ о том, что наказание следует лишь при наличии признаков активного препятствования получению выручки.

Похоже, забыта и суть репатриации, преобладает какой-то административный мистицизм, из-за чего нарушениям придается излишняя значимость. Так, суды отказывают в признании валютных нарушений малозначительными, ссылаясь на то, что те якобы подрывают единство внутренней и внешней валютной политики России — каким образом, не уточняется.

Надеемся, что в 2019 г. подготовленные в 2018 г. Минфином России законопроекты будут приняты. Это станет большим шагом вперед к отказу от уже ненужного правила репатриации валютной выручки.

Давно пора признать, что снятие запрета на вывоз капитала сделало репатриацию бессмысленной: легальному вывозу капитала она не препятствует, а против отмывания криминальных денег бессильна. Если репатриация и связанные с ней процедуры валютного контроля рассматриваются как канал получения статистических сведений об экспортно-импортных операциях, то наказание должно быть соразмерно ущербу от непредставления информации, ведь материальные интересы государства никак не нарушаются.

Results of 2018: experts on taxes and tax disputes

Experts from Pepeliaev Group on trends in the legal regulation of
tax relationships, the practice of resolving tax disputes in 2018, and
forecasts for 2019

http://nalogoved.ru/art/7909.html

Статистика налоговых споров за 2017 год

Прошел год и пора снова оценить статистику налоговых споров. Верховный суд РФ выложил данные за 2017 год (обзор за 2016 год).

Начнем с общего количества споров по налоговому законодательству. В 2017 году ровно противоположная тенденция — рост количества споров. С 29 319 до 45674, т.е. рост на 56%!

Но не будем спешить с выводами и посмотрим, какая категория споров дала такой эффект.

Как видно, категория «О взыскании обязательных платежей и санкций» показала двухкратный рост, а двумя годами ранее было трехкратное падение.

При этом наиболее интересующая всех группа споров, связанная с оспариванием результатов проверок, показывает стабильность. Есть крайне небольшой рост в 1,5%. Можно было бы соотнести количество споров с количеством налоговых проверок. Но объективной картины не получится, поскольку ФНС дает очень странную статистику по камеральным проверкам. Якобы за 2017 год было 3 014 158 «камералок», где выявили нарушения. Очевидно, эта цифра имеет весьма далекое отношение к количеству решений, вынесеных по результатам КНП.

Теперь самое интересное — сколько дел удается выиграть налогоплательщикам?

В части налогового контроля тендеция сохраняется — все меньше споров удается выиграть налогоплательщикам, если он инициирует спор. В 2017 году лишь в 42% случаев претензии налоговиков признавались незаконными, если считать по количеству споров.

Читайте так же:  Внутренний финансовый контроль в автономном учреждении

А в группе «Взыскание платежей» опять аномалия, здесь налогоплательщикам удается отбиться от 70% претензий. Это, действительно, неожиданный результат, о котором не принято говорить. Двумя годами ранее результат был 85% в пользу налогоплательщиков. Еще более удивительно это выглядит, если сопоставить сложность ведения спора по «защите» вынесенного решения по итогам проверки и технического процесса по взысканию налога. Налоговики теряют всякий интерес, когда дошли до стадии взыскания?

Как и в прошлом году, ВС РФ приводит очень странную оценку по суммам. Например, взыскано всего 10 млрд. руб. Однако только одно дело «Яшма-золото» больше 10 млрд. руб. Из-за такой, мягко говоря, особенности статистики невозможно провести анализ по суммам претензий. Возможно, это пролило бы свет на сложившуюся ситуацию.

Но, в целом, маячит вопрос: до какого минимума будет «докручен» процент дел в пользу налогоплательщиков? Стоит ли ждать показателя, как по уголовным делам? Делаем ставки.

Photo by CloudVisual on Unsplash

Подписывайтесь на наш блог:


http://blog.taxadvisor.ru/statistika-naloghovykh-sporov-za-2017-ghod/

Статистика налоговых споров за 2016 год

Верховный суд опубликовал данные о рассмотрении арбитражными судами различных споров, в т.ч. и налоговых.
Общее количество налоговых споров упало в 2016 года с 65 530 до 29 319 по сравнению с 2015 годом! Падение в 2,2 раза!

Если не поддаваться панике и внимательно вникнуть, то картинка начинает складываться иначе. Посмотрим динамику количества дел по двум самым большим категориям, 99% от всего числа.

Видно, что споры о взыскании налогов упали в 3 раза. Это споры, когда налоговики сами обращаются в суд за взысканием недоимки, пени и штрафа. Весьма специфические дела, хотя было бы интересно узнать причины такого падения.

Настоящие же споры, касающиеся оспаривания результатов налоговых проверок, демонстрируют не столь драматичное падение — 13,8%. Это полностью коррелирует со снижением выездных налоговых проверок в 2016 году — 18%.

Какой вывод можем сделать из этих цифр? Именно сами налоговики стали инициировать меньше споров, что привело к их снижению. Но никак не налогоплательщики, которые отказываются идти за защитой своих прав в суды. Это важно. Ибо часто звучит некорректная аргументация, что именно налогоплательщики перестают спорить.

Отметим, что качественный показатель — сумма доначислений по выездной проверке вырос. С 9 млн. руб. в 2015, до 14 млн. в 2016. Рост на 55%.

С защитой прав налогоплательщиков сильно грустнее, если посмотреть на результаты рассмотрения дел.

Когда спор инициировал налогоплательщик, то шансы на успех в 2016 году снизились с 50% до 44%. Обратите внимание, что это соотношение по количеству рассмотренных дел.

Удивительно, что при подаче иска самой налоговой, в 2016 её шансы на успех существенно упали с 40% до 15%. Причину такого снижения еще предстоит установить.

К сожалению, статистику ВС РФ нельзя никак использовать для анализа в разрезе сумм претензий. Ибо смешалось и тёплое, и мягкое. Например, общая сумма по оспариванию результатов проверок — 3,7 млрд. руб. Хотя понятно, что требования в основном неимущественного характера и нужна именно сумма доначислений за проверку.

Очевидно, что сейчас отсутствует объективный источник статистики, на основании которого можно было бы делать достоверные выводы.

Не хватает открытых «сырых» данных, которые любое заинтересованное лицо могло бы обработать и сделать свой анализ.

Пока данные будут закрытыми, каждый кулик продолжит хвалить свое болото.

http://blog.taxadvisor.ru/statistika-naloghovykh-sporov-za-2016-ghod/

Тенденции в судебных налоговых спорах

О возможности подавать заявления, жалобы, представления и иные документы в суд в электронном виде и использовать в качестве доказательств электронные документы нам рассказал Олег Овчар, начальник Правового управления ФНС России

Олег Валентинович, поясните, пожалуйста, как объединение судов сказалось на тенденции налоговых споров? Повлияло ли это на результаты разрешения споров в судах? Какова статистика выигранных и проигранных споров сейчас?

С 6 августа 2014 года действует единый Верховный Суд Российской Федерации, ставший после объединения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации единственным высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, а также по экономическим спорам.

Объединение судов способствовало формированию единой правоприменительной практики, что в целом содействует снижению числа налоговых споров, возникающих в связи с различной трактовкой отдельных положений законодательства Российской Федерации. Уже многие годы формирование единой правоприменительной практики — одна из приоритетных задач, стоящих перед судами и налоговыми органами. В этой связи ФНС России активно осуществляет правовое сопровождение и участие по наиболее интересным и сложным судебным делам, рассмотрение которых имеет значение для судебной арбитражной практики.

В настоящее время продолжает наблюдаться положительная динамика снижения количества налоговых судебных споров в I квартале 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.

Видео (кликните для воспроизведения).

За I квартал 2016 года рассмотрено 3 тысячи дел по налоговым спорам, сумма требований по которым составила 59,3 миллиарда рублей, за I квартал 2015 года — 12 тысяч дел при сопоставимом уровне доначислений. Таким образом, количество споров с бизнесом уменьшилось в четыре раза.

Сумма рассмотренных требований составила 60,9 миллиарда рублей, за I квартал 2015 года — 62,3 миллиарда рублей.

Всего за I квартал 2016 года удовлетворено в пользу налоговых органов 79 процентов рассмотренных в судах сумм, за I квартал 2015 года — 80 процентов, в том числе по юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям за I квартал 2016 года — 78,6 процента, за I квартал 2015 года — 79,7 процента.

Взыскание налогов с физических лиц также имеет динамику, заключающуюся в уменьшении количества инициированных налоговыми органами дел. Так, количество вынесенных по заявлениям налоговых органов судом решений сократилось с 12 тысяч в I квартале 2015 года до 10 тысяч в I квартале 2016 года.

Как используются в судебных спорах электронные документы? Какие электронные документы могут быть признаны в качестве доказательств, а какие — нет?

Действующее российское законодательство регламентирует два вида электронных документов:

  • простые электронные документы, к которым на практике относят электронные копии бумажных документов, электронную переписку и прочее;
  • электронные документы, заверенные электронной подписью, к которым могут быть отнесены документы, передаваемые по системе Банк-клиент, отчетность, отправляемая в налоговую инспекцию, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т. п.
Читайте так же:  Налог на землю проводки в бухучете

Арбитражный процессуальный кодекс признает оба вида электронных документов в качестве доказательств (ч. 1, 3 ст. 75 АПК РФ). Но на практике далеко не все электронные документы можно использовать в качестве доказательств надлежащего исполнения обязательств.

В соответствии с Федеральным законом «Об электронной подписи» (Федеральный закон от 06.04.2011 № 63-ФЗ) электронная подпись признается юридически равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при соблюдении определенных правовых условий использования электронных документов, заверенных электронной подписью в процессах обмена электронными документами.

На сегодняшний день использование электронных документов, заверенных электронной подписью, — самый надежный способ идентификации электронного письма. Если в суд будет представлено сообщение из электронной переписки, для подписания которого контрагентом была использована электронная цифровая подпись, не возникнет необходимость в доказательстве факта отправления сообщения и его подлинности.

Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти» (Федеральный закон от 23.06.2016 № 220-ФЗ) внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства, а также в некоторые федеральные законы в части установления особенностей применения электронных документов.

Изменениями, внесенными в Арбитражный процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс, лицам, участвующим в деле, предоставлено право направлять исковые заявления, заявления, жалобы, представления и иные документы в суд в виде электронных документов, в том числе посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в интернете.

Также изменениями, внесенными в Кодекс административного судопроизводства, установлено, что административное исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд в электронном виде посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в интернете. При этом определено, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием интернета, а также документы, заверенные электронной подписью, могут быть допущены в качестве письменных доказательств. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

Указанные положения Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти» вступят в силу с 1 января 2017 года.

Позволила ли новая система контроля за НДС, которая предполагает представление расширенной налоговой декларации, снизить количество налоговых споров в связи с недобросовестными контрагентами? Какую помощь данная система может оказать инспекторам в рамках разрешения споров?

В 2015 году ФНС России запустила новую систему контроля АСК НДС-2.

При совершении сделки продавец обязан выставить счет-фактуру покупателю (ст. 169 НК РФ; пост. Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137). Покупатель может зарегистрировать счет-фактуру в книге покупок при возникновении права на вычет. Продавец, в свою очередь, регистрирует счет-фактуру в книге продаж. Декларацию по НДС (утв. приказом ФНС России от 29.10.2014 № ММВ-7-3/[email protected]) (далее — Декларация), в которой, собственно, и предъявляют налог к уплате и вычету, составляют на основании данных книг покупок и продаж.

Для осуществления контроля с 2015 года в состав Декларации включают сведения из этих документов, а также из иных налоговых регистров, в которых отражают данные по счетам-фактурам. Эту информацию включают в состав Декларации в виде отдельных файлов приложений установленного формата.

Таким образом, в налоговые органы поступают все данные по счетам-фактурам, причем информация по каждому документу поступает и от продавца, и от покупателя. После окончания декларационной кампании в рамках камеральной проверки налоговые органы проводят сверку данных счетов-фактур продавца и покупателя.

Для каждого документа покупателя ищут «пару» у продавца (это в случае «прямой» сделки, если имеет место посредническая деятельность, выстраивают цепочку от покупателя к продавцу через журналы полученных и выставленных счетов-фактур посредников).

Если по каким-то причинам не нашлась «пара» счета-фактуры у продавца и налогоплательщик не подтвердил достоверность данных, ему может быть отказано в вычете, однако это произойдет в том случае, если контрольными мероприятиями будет достоверно подтверждено несовершение хозяйственной операции.

Указанная система позволяет переориентировать имеющиеся ресурсы на проверку соответствующих групп налогоплательщиков, что положительно повлияет на качество контрольных мероприятий и результат рассмотрения такой категории споров в судах.

Более того, возможность попасть в группу риска, подлежащую проверке, проводимой на новом качественном уровне, должна стимулировать налогоплательщиков к добровольному соблюдению налоговой дисциплины и проявлению должной осмотрительности при выборе контрагентов, что также приведет к снижению количества судебных споров.

http://taxpravo.ru/analitika/statya-380341-tendentsii_v_

Верховный суд и ФНС обнародовали статистику налоговых споров

Количество судебных споров налогоплательщиков с ФНС снизилось в 2016 г. в 3 раза по сравнению с 2015 г. Сами споры, в основном, выигрывают налоговые органы (более 80% дел), а Верховный суд отправляет на пересмотр менее 2% решений судов по налоговым спорам. Причем средняя сумма налоговых претензий, снятых Верховным судом, составила всего 10 млн. руб.

При этом эффективность досудебного обжалования решений налоговых органов еще ниже. Так, в 2016 г. вышестоящие инспекции удовлетворили 34% жалоб, но в стоимостном измерении эти жалобы составили менее 5% от обжалованных налогоплательщиками сумм.

Совокупная сумма доначислений, которую налогоплательщики смогли «отбить» в ФНС и судах в 2016 г. снизилась на 5% по сравнению с 2015 г. и составила менее 54 млрд. руб. от общей величины спорных доначислений в размере 455 млрд. руб.

http://camer-ton.ru/news/verhovnyj-sud-i-fns-obnarodovali-statistiku-nalogovyh-sporov.html

Статистика налоговых споров за 2018 год

По традиции представляем анализ статистики по налоговым спорам за 2018 год. Цифры любезно предоставлены судебным департаментом ВС РФ. По ссылкам обзоры за 2017 и 2016 года.

Общее количество споров очень сильно колеблется от года к году. Напомним, в 2017 году был рост на 56%. А вот в 2018 видим падение на 15,4%. «Смуту» вносит категория споров, связанных взысканием налоговых платежей. Наибольший интерес представляет анализ дел по оспариванию решений налоговиков, особенно на отрезке последних лет.

Мы видим небольшой рост на протяжении двух лет. Хотя активно с экранов нам пытаются рассказать, что количество споров падает. Можно предположить, что споры стабилизировались и вряд ли следует ожидать существенных колебаний. При условии если нас не настигнет какая-нибудь реформа. А если сравнить с количеством выездных проверок, то .

Их количество падает гораздо существеннее и, по-видимому, уже не оказывает существенного влияния на количество споров.

Читайте так же:  Узнать результаты камеральной проверки налоговый вычет

Теперь к самому интересному. А сколько дел выигрывают налогоплательщики?

Здесь все стабильно. Выигранных дел стало еще чуть меньше. Данные ВС РФ не позволяют сделать анализ результатов в разрезе суммы споров, так что увы! Однако интересно сравнить этот показатель с данными ФНС при досудебном обжаловании. Налоговики отмечают, что 30% жалоб удовлетворяются.

Выходит в суде даже побольше шансов?! Вот такая статистика на сегодня.

Photo by Frida Bredesen on Unsplash

Подписывайтесь на наш блог:

http://blog.taxadvisor.ru/statistika-naloghovykh-sporov-2018-ghod/

В пользу налоговиков решается 80% судебных споров

Меньше выездных проверок – больше проблем у налогоплательщиков. Так ли уж безупречна работа налоговых органов, как им удается доказать в суде?

Официальный сайт ведомства сообщил, что Федеральная налоговая служба РФ обнародовала результаты досудебного и судебного урегулирования налоговых споров за истекшие три квартала 2015 года.

Руководитель налоговой службы Михаил Мишустин на проведенном им селекторном совещании с главами территориальных органов подчеркнул, что система досудебного урегулирования налоговых споров уменьшила число подобных дел почти на 20%. В судебном же порядке продолжают решаться лишь наиболее важные споры, связанные с вопросами методологии налогового учета или недобросовестностью отдельных налогоплательщиков.

Таким образом, как оптимистично отмечают в ФНС, тенденция по снижению налоговых споров последние годы сохраняется.

Если же говорить языком сухих цифр, то за девять месяцев текущего года бюджет получил 80% оспариваемых в суде сумм. По итогам полугодия этот показатель был несколько ниже и составил 77% по всем категориям дел. Налоговики отмечают также сокращение количества выездных проверок, которые, в свою очередь, стали более эффективными. Если раньше налоговые органы проверяли 10% налогоплательщиков, то сейчас – лишь 0,9%.

Но у каждой медали есть две стороны, и успехи контролирующих означают наличие серьезных проблем у проверяемых субъектов.

При этом налоговые фиаско случаются, в том числе, у самых добропорядочных налогоплательщиков.

Сложность ведения налоговых споров связана с большим объемом нормативно-правовой информации, включая множество инструкций и указаний как министерства финансов, так и самих налоговых служб, а также весьма противоречивой правоприменительной практикой. В результате многие налогоплательщики пытаются урегулировать возникшие споры «по-хорошему», не желая портить отношения с должностными лицами налоговых органов.

Подобная порочная практика ведет к формированию стойкого ощущения собственной безнаказанности у последних. А если еще держать в уме плановые и внеплановые проверки, проводимые налоговыми службами по иным основаниям, то приходится констатировать, что отстаиванием своей правоты в вопросах налогообложения, будь то своевременная сдача отчетности, правильность начисления налогов и их уплаты, приходится заниматься практически каждой компании.

Несмотря на столь впечатляющую статистику успешного решения судебных споров в пользу налоговых органов, работу последних отнюдь нельзя назвать безупречной.

Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что причиной многих налоговых споров является необоснованность и даже незаконность вынесенных налоговиками решений. Зачастую те банально не хотят или не имеют возможности досконально разобраться в возникшем вопросе или же вовсе обеспечивают план по налогам.

Судебные споры с налоговыми органами отнюдь не безнадежны и их разрешение в пользу налогоплательщика вполне реально.

Необходимо лишь доказать, что представители налоговой инспекции нарушили правила налогового контроля, не соблюли все необходимые формальности, регламентированные законодательством, дали ненадлежащую, не соответствующую закону оценку деятельности налогоплательщика, применили расширенную трактовку нормативных актов, неверно оценили качество первичных документов и т.д.

Но сколько же копий сломано вокруг этого «лишь»!

Исход судебного спора с налоговиками во многом определяется качеством и практикой работы юридической компании, осуществляющей защиту прав налогоплательщика. В данном случае на первый план выходит квалификация юристов, представляющих компанию, глубокие знания в сфере налогового права, богатый опыт судебного решения налоговых споров. И, что немаловажно, решения успешного. С сожалением приходится констатировать, что в настоящее время наблюдается острый дефицит всего вышеперечисленного. Отсюда и столь высокая статистика решения споров с пользу налоговиков.

В последние годы государственные органы вообще, а налоговые в частности, меняют так называемые «правила игры» – перечень и характер требований, которые необходимо соблюдать хозяйствующему субъекту при осуществлении своей деятельности.

Отсутствие механизмов проверки добросовестности контрагентов со стороны налогоплательщика является причиной 90% выявленных нарушений по исчислению и уплате налога на добавленную стоимость (НДС). При этом создание специального органа, оказывающего государственные услуги по предоставлению информации компаниям и организациям, является давно наболевшим вопросом для российского бизнеса.

http://www.klerk.ru/buh/articles/431778/

Статистика налоговых споров за 2016 год: драматическое падение по количеству

Верховный суд опубликовал данные о рассмотрении арбитражными судами различных споров, в т.ч. и налоговых. Общее количество налоговых споров упало в 2016 году с 65 530 до 29 319 по сравнению с 2015 годом! Падение в 2,2 раза!

Если не поддаваться панике и внимательно вникнуть, то картинка начинает складываться иначе. Посмотрим динамику количества дел по двум самым большим категориям, 99% от всего числа.

Видно, что споры о взыскании налогов упали в 3 раза. Это споры, когда налоговики сами обращаются в суд за взысканием недоимки, пени и штрафа. Весьма специфические дела, хотя было бы интересно узнать причины такого падения.

Настоящие же споры, касающиеся оспаривания результатов налоговых проверок, демонстрируют не столь драматичное падение — 13,8%. Это полностью коррелирует со снижением выездных налоговых проверок в 2016 году — 18%.

Какой вывод можем сделать из этих цифр? Именно сами налоговики стали инициировать меньше споров, что привело к их снижению. Но никак не налогоплательщики, которые отказываются идти за защитой своих прав в суды. Это важно. Ибо часто звучит некорректная аргументация, что именно налогоплательщики перестают спорить.

Отметим, что качественный показатель — сумма доначислений по выездной проверке вырос. С 9 млн. руб. в 2015, до 14 млн. в 2016. Рост на 55%.

С защитой прав налогоплательщиков сильно грустнее, если посмотреть на результаты рассмотрения дел.

Когда спор инициировал налогоплательщик, то шансы на успех в 2016 году снизились с 50% до 44%. Обратите внимание, что это соотношение по количеству рассмотренных дел.

Удивительно, что при подаче иска самой налоговой, в 2016 её шансы на успех существенно упали с 40% до 15%. Причину такого снижения еще предстоит установить.

К сожалению, статистику ВС РФ нельзя никак использовать для анализа в разрезе сумм претензий. Ибо смешалось и тёплое, и мягкое. Например, общая сумма по оспариванию результатов проверок — 3,7 млрд. руб. Хотя понятно, что требования в основном неимущественного характера и нужна именно сумма доначислений за проверку.

Читайте так же:  Ндфл до какой суммы льгота на детей

Очевидно, что сейчас отсутствует объективный источник статистики, на основании которого можно было бы делать достоверные выводы.

Не хватает открытых «сырых» данных, которые любое заинтересованное лицо могло бы обработать и сделать свой анализ.

Пока данные будут закрытыми, каждый кулик продолжит хвалить свое болото.

http://www.klerk.ru/buh/articles/461936/

Три интересных налоговых спора лета 2019 года

Мы подобрали три интересных решения судов по налоговым спорам лета 2019 года, которые могут быть полезными для бизнеса. Решения вынесены судами первой инстанции и могут быть отменены в порядке апелляции или кассации, но демонстрируют как тенденции современной судебной практики, так и возможности (невозможности) для выигрыша споров с налоговиками.

Первый. История о том, как налоговики доказали схему дробления бизнеса на 28,3 млн. рублей, суд с ними согласился, но выиграл налогоплательщик

Две организации ООО «СК Призма» и ООО «Стройподряд» осуществляли общестроительные работы и находились на упрощенной системе налогообложения. Совокупная выручка превышает лимиты для применения УСН. Налоговики в ходе ВНП устанавливают признаки дробления бизнеса, которые однозначно свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды:

  1. организации взаимозависимы на основании ст. 105.1 НК РФ (общий учредитель);
  2. организации фактически находились и вели деятельность по одному адресу (при этом расходы по содержанию несло ООО «СК Призма»);
  3. один вид деятельности;
  4. расчетные счета открыты в одном банке, одним лицом;
  5. используется один IP-адрес (расходы по договору на оказание услуг связи с провайдером несет ООО «СК Призма»);
  6. общий телефон;
  7. общий склад;
  8. миграция сотрудников между организациями при сохранении трудовых функций;
  9. общий персонал;
  10. для получения допуска на строительные работы ООО «Стройподряд» использовало персональные данные работников ООО «СК Призма»;
  11. общие поставщики;
  12. общие заказчики — заключение договоров происходило в соответствии с Федеральным законом № 44-ФЗ. При этом при анализе сайта www.zakupki.gov.ru было установлено, что в одном и том же электронном аукционе организации вместе не участвовали.
  13. Убойные показания сотрудников и заказчиков, которые сообщили, что воспринимали организации как единый бизнес.

Таким образом, налоговики получили стандартные доказательства дробления бизнеса, которых в подавляющем большинстве случаев достаточно для выигрыша спора. Но не в этот раз:

  1. по своей экономико-правовой природе НДС является налогом на потребление товаров (работ, услуг), то есть косвенным налогом, перелагаемым на потребителей;
  2. по общему правилу НДС является частью цены договора, подлежащей уплате налогоплательщику со стороны покупателя;
  3. в Контрактах, заключенных на основании 44-ФЗ предусматривалась твердая цена, которая не предусматривала НДС и не могла изменяться в ходе их исполнения, налог не выделялся отдельно и в расчетных документах. При заключении контрактов Общество не рассматривало себя в качестве плательщика НДС, в связи с чем основания формирования договорной цены с учетом налога, а также возможность увеличения договорной цены отсутствовали;
  4. следовательно, для того, чтобы определить права и обязанности ООО «СК Призма» как плательщика НДС необходимо применить расчетную ставку 18/118;
  5. налоговики применили ставку 18%;
  6. суммы доначисленного НДС не учтены налоговым органом в составе расходов по налогу на прибыль;
  7. доначисление налогов в ходе налоговой проверки не может быть основано на непроверенных и предположительных данных, а должно отвечать критерию достоверности;
  8. при указанных обстоятельствах заявленное Обществом требование признано судом обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Летом 2019 года судами первых инстанций рассмотрено 43 спора по дроблению, из них налогоплательщики выиграли только 13 (учитывались споры, в которых прямо фигурировало слово «дробление», без учета дел, в которых оно заменялось на взаимозависимость и аналоги).

Второй. О том, как можно оспорить выемку в ходе ВНП

В ходе ВНП (дробление бизнеса) у ИП была проведена выемка. Налогоплательщик обратился в суд, указав, что у налогового органа отсутствовали основания для проведения выемки, поскольку заявителем были подготовлены все копии истребуемых документов, о чем было сообщено налоговому органу письмом — налоговый орган в постановлении о выемке не привел доказательства того, что документы могут быть уничтожены, сокрыты, заменены или изменены.

К сожалению, современная судебная практика по аналогичным спорам не на стороне налогоплательщика, но не в этот раз. Суд отметил:

Посмотрим, как эти аргументы оценит апелляционный суд.

Третий. История, плохая для налогоплательщиков. О том, как суд в делах о дроблении устанавливает фактическую взаимозависимость

Сразу отметим, что формально все организации на схеме не взаимозависимы, у них разные учредители и руководители.

ООО «СОЛ» применяет УСН, ПАО ВТБ хочет купить у него помещение, но выручка от реализации превысит лимиты по упрощенке, а специальный режим хочется сохранить. Тогда ООО «СОЛ» продает часть помещения ООО «Рекламные конструкции», которое тоже применяет УСН. Перед продажей происходит оценка помещения, в соответствии с которой его стоимость — 26 млн. р. Но через 4 месяца банк ВТБ покупает это же помещение в неизменном виде за 70 млн. р. Оставшиеся 64 млн. р. перечисляются ВТБ на счета ООО «СОЛ».

Очевидно, налогоплательщик подозревал, что такая схема может вызвать вопросы у налоговиков и помимо независимой оценки стоимости помещения попытался придать признаки самостоятельности покупателю ООО «Рекламные конструкции». Для этого организация заключила договоры на оказание услуг с невзаимозависимыми контрагентами, но видимо позднее, решили, что это лишнее и единственной сделкой организации оказалась покупка помещения за 26 млн. р. на заемные средства от формально невзаимозависимого лица.

Полученные от продажи помещения деньги требовались не организациям-продавцам, а учредителю ООО «СОЛ». Он не стал выплачивать себе их как дивиденды, выдавать займы или брать подотчет, для подстраховки их решили пропустить через цепочку невзаимозависимых организаций, но в конечном итоге они были выданы учредителю ООО «СОЛ» в качестве займа от ООО «РИА ИММОинвест», которая к этому времени уже успела выдать ему займы на 494 млн. р. (удивительно, но банк эти займы не блокировал).

Суд в своем решении большое место посветил именно оценки фактической взаимозависимости организаций, основываясь прежде всего на анализе движения денежных средств между ними.

И это очень важный момент — не достаточно скрыть взаимозависимость, расставив подконтрольных учредителей и директоров, важно показать экономическую самостоятельность организаций, что в условиях искусственной имитации сделать практически невозможно.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.klerk.ru/buh/articles/489672/

Статистика налоговых споров
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here