Умысел уклонение налогов презумпция добросовестность

Важная информация в статье: "Умысел уклонение налогов презумпция добросовестность", собранной на основе данных авторитетных источников. По всем вопросам можете обращаться к дежурному юристу.

Презумпция добросовестности налогоплательщика

— принцип, означающий, что лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана налоговым органом в предусмотренном порядке.

Комментарий

Слово «презумпция» пришло к нам из латыни (praesumptio – предварение) и означает — 1. Предположение, основанное на вероятных посылках (филос.). 2. Предположение, которое считается истинным, пока правильность его не отвергнута (право). (Толковый словарь Д. Н. Ушакова, 1935-1940)

В праве часто используются презумпции – предположения, которые считаются истинными, пока не доказано обратное (Презумпция (юридическая презумпция)).

Так, наиболее известна Презумпция невиновности, которая сформулирована в ст. 49 Конституции России относительно уголовного преследования:

«1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.»

В сфере налогообложения действует презумпция добросовестности налогоплательщика, суть которой в том, что предполагается, что налогоплательщик действует добросовестно. Эта презумпция прямо не называется таковой в нормативных актах (в отличии, например, от презумпции невиновности в уголовном процессе), но вытекает из нормативных актов — п. 7 ст. 3, п. 6 ст. 108 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ):

Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов) (п. 7 ст. 3 НК РФ).

Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица (п. 6 ст. 108 НК РФ).

«Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.»

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

» Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. «

В Определениях Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 442-О, от 04.12.2003 N 441-О, от 18.01.2005 N 36-О указывается, что по смыслу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации — действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

В Письме ФНС РФ от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/[email protected] «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации» указывается (про новую статью 54.1. НК РФ): «сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений и публичного правопорядка в целом.».

В п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 указывается:

«На основании пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Принимая во внимание, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой (при уплате налогов в большем размере) не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если соответствующая налоговая экономия получена в связи с осуществлением реальной хозяйственной деятельности.»

Примеры из судебной практики

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.08.2017 по делу № А71-13353/2016:

«В силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. «

Решение арбитражного суда Амурской области от 19.03.2015 по делу № А04-6709/2014:

Законодательство о налогах и сборах РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика в экономической сфере. Поэтому предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны. Поскольку инспекцией не представлено бесспорных доказательств, позволяющих усомниться в добросовестности ООО «Азия» и ООО «Гостиница «Азия» в самостоятельности, экономической оправданности и действительности осуществляемой ими деятельности, у суда отсутствуют основания расценивать представленные документы не достоверными, которые ко всему прочему не опровергнуты иными доказательствами.

Как удавалось доказать необоснованную налоговую выгоду до введения статьи 54.1 НК РФ и чего ожидать после ее появления

До появления ст. 54.1 контролерам удавалось раздобыть доказательства получения необоснованной налоговой выгоды путем сбора информации о том, что деятельность налогоплательщика нереальна.

Фиктивную (нереальную) деятельность они подтверждали:

  • технической и организационной несостоятельностью налогоплательщика — что означает отсутствие у него необходимых активов, кадровых ресурсов и технологических мощностей для осуществления деятельности (производства продукции, перевозки грузов и т. д.);
  • «избирательностью» учетных операций — когда при подсчете налоговых обязательств учитываются только те, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды (хотя для данного вида деятельности необходимо также совершение иных хозопераций и их учет).

С появлением ст. 54.1 налогоплательщику необходимо подтвердить:

  • факт осуществления операции исполнителем;
  • наличие с ним договорных отношений.

Это означает, к примеру, что отсутствие у заказчика документов, подтверждающих надлежащее исполнение договоров, может послужить поводом для отказа в вычете расходов и НДС.

Читайте так же:  Справки для возврата подоходного налога за квартиру

Как влияет собственная осторожность и осмотрительность налогоплательщика на оценку судами ННВ, узнайте здесь.

Понятие необоснованной налоговой выгоды

Этот термин в НК РФ не расшифрован, хотя доказывание необоснованной налоговой выгоды (ННВ) вовсю используется налоговиками в суде.

Обвинение в получении ННВ может последовать от контролеров, если:

  • по их мнению (основанному на предварительном анализе), вы осуществляете деятельность с высоким налоговым риском, и существует вероятность получения вами ННВ;
  • предварительное мнение налоговиков подкрепляется результатами налоговой проверки.

Понятие «налоговая выгода» расшифровано в постановлении Пленума ВАС «Об оценке судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» от 12.10.2006 № 53 как уменьшение налоговых обязательств за счет получения:

  • права на налоговый вычет, возврат (зачет) налога и/или его возмещение;
  • налоговой льготы;

А также за счет:

  • снижения величины налоговой базы;
  • применения более низкой ставки налога;

Налоговая выгода может быть признана ННВ, если ее получение не связано с реальной деятельностью налогоплательщика.

С появлением ст. 54.1 теперь и в налоговом законодательстве установлена четкая взаимосвязь между реальной деятельностью хозяйствующего субъекта и возможностью снижения налоговых обязательств.

Негативная практика

13 июля 2017 года Федеральная налоговая служба РФ совместно Министерством финансов РФ и Следственным комитетом РФ выпустили совместное Письмо № ЕД-4-2/[email protected] о том, как в ходе проведения налоговых проверок устанавливать умысел должностных лиц, направленный на неуплату налогов от деятельности в бюджет. Это означает, что у налоговых инспекторов в руках подробная инструкция по выявлению и доказыванию серых схем уклонения от уплаты налогов. С 19 августа 2017 года данное письмо вступило в силу. Таким образом, если в ходе налоговой проверки инспектором будет выявлена одна из «серых» схем, компании придется не только доплатить налоги, но и погасить выставленный инспекторами штраф в размере 40% от общей суммы налоговой недоимки.

Наличие приговора в отношении должностных лиц партнеров по сделке зачастую оценивается судами как доказательство отсутствия реальности сделки и, как следствие, наличия умысла на совершение противоправного деяния (см. Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 09.02.2017г. по делу № А65-9775/2015, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.07.2017г. по делу № А45-18177/2015, Арбитражного суда Уральского округа от 08.11.2016г. № Ф09-9526/16 по делу № А76-1603/2016). Зачастую на практике в качестве подтверждения факта совершения налогоплательщиком налогового правонарушения или вины в его совершении каких-либо конкретных лиц, налоговые органы включают в материалы проверки постановления о возбуждении уголовного дела или обвинительные заключения в отношении таких налогоплательщиков. Но налогоплательщику необходимо понимать, что в отличие от приговора, который может иметь преюдициальное значение, указанные документы лишь отражают позицию правоохранительных органов, правомерность которой должна быть подтверждена в приговором суда.

Также уклонение от уплаты налогов может быть выражено различными действиями (см. примеры судебной практики):

  • указание в налоговой декларации налогового вычета по НДС, основанного на подложных счетах-фактурах (см. приговор Жуковского районного суда Московской области от 22.05.2018г. по делу № 1-1-50/2018, приговор Останкинского районного суда города Москвы от 15.05.2018г. по делу № 01-0186/2018).
  • не отражение в налоговой декларации налогов к уплате (см. Приговор Красногорского городского суда Московской области от 08.06.2018г. по делу № 1-302/2018).
  • Указание недостоверных сведений об объекте налогообложения в налоговой декларации (см. Приговор Раменского городского суда Московской области от 17.05.2018г. по делу № 1-247/2018).
  • непредставление налоговой декларации (см. Приговор Трусовского районного суда Астрахани от 03.05.2018г. по делу № 1-120/2018).

Нарушение и умысел: не виноватая я!

Шедевром настоящего документа может служить пункт 5. Он гласит: работа по установлению умысла проводится одновременно с работой по установлению и закреплению фактов совершения налоговых правонарушений, предусмотренных статьей 122 Кодекса.

Более того, мероприятия, названные в настоящих Методических рекомендациях первоочередными, могут проводиться до установления фактов совершения налоговых правонарушений, предусмотренных статьей 122 Кодекса, то есть одновременно с первыми действиями по проведению проверки.

Забавно, правда? Не имея никаких доказательств вины, фискалы могут начать подозревать вас в любой момент и «рыть» уже сегодня. На что сделан расчет? Наверное, на крылатую фразу из 1950-х: если вы не сидите, это не ваша заслуга, а наша недоработка!

А еще, определяя перечень должностных лиц, причастных к «почти доказанному» правонарушению, рекомендации гласят: при разрешении вышеуказанных вопросов недопустимо ограничиваться сведениями из ЕГРЮЛ, ЕГРН и открытых баз данных. Это дает право запрашивать абсолютно любые документы с целью сверки печати, подписи и личности подписанта!

Пункт 8 данного документа содержит фразу, которая напрочь убивает веру в объективность любой проверки. Ощутите весь вкус и всю глубину данного высказывания: … налоговым органам целесообразно ориентироваться на стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса.

И.Б. КОРОЛЕВА

Королева И.Б., Фонд системного анализа и социально-экономического проектирования.

Законодательной основой презумпции добросовестности налогоплательщика выступает п. 7 ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), в соответствии с которым все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Данный вывод содержится в Определении Конституционного Суда Российской Федерации (далее — Конституционный Суд РФ) от 25.07.2001 N 138-О (далее — Определение N 138-О), в котором указывается, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

Законодательство о налогах и сборах термин «презумпция добросовестности налогоплательщика» не раскрывает. Вместе с тем большинство специалистов презумпцию добросовестности связывают с добросовестным поведением налогоплательщика при исполнении им обязанности по уплате налогов и сборов.

Согласно ст. 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.

В соответствии с п. 2 ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика, а при уплате налогов наличными денежными средствами — с момента внесения денежной суммы в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию связи федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области связи. Налог не признается уплаченным в случае отзыва налогоплательщиком или возврата банком налогоплательщику платежного поручения на перечисление суммы налога в бюджет (внебюджетный фонд), а также если на момент предъявления налогоплательщиком в банк поручения на уплату налога этот налогоплательщик имеет иные неисполненные требования, предъявленные к счету, которые в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации исполняются в первоочередном порядке, и налогоплательщик не имеет достаточных денежных средств на счете для удовлетворения всех требований.

Читайте так же:  Налог на имущество по инн физического лица

Конституционный Суд Российской Федерации (далее — Конституционный Суд РФ) в Постановлении от 12.10.1998 N 24-П (далее — Постановление N 24-П) указывает, что конституционная обязанность по уплате налога считается исполненной в день списания с его расчетного счета в кредитном учреждении денежных средств, при наличии на этом счете достаточного денежного остатка. После списания с расчетного счета имущество налогоплательщика уже изъято, то есть налог уплачен. Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности. Исходя из изложенного, обязанность юридического лица по уплате налога прекращается уплатой им налога, что означает уплату налога налогоплательщиком — юридическим лицом со дня списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета налогоплательщика независимо от времени зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюджетный счет.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ, сформулированная в Постановлении N 24-П, на недобросовестных налогоплательщиков не распространяется, что отмечается в Определении N 138-О. Выводы, содержащиеся в Постановлении N 24-П, касаются только добросовестных налогоплательщиков, что предполагает обязанность налоговых органов и других органов государства осуществлять контроль за исполнением налоговых обязательств в установленном порядке, проводить проверку добросовестности налогоплательщиков и банков и в случаях выявления их недобросовестности обеспечивать охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты.

Кроме того, в Определении N 138-О указывается, что налоговые органы вправе систематически информировать налогоплательщиков о тех банках, к услугам которых для перечисления налоговых платежей прибегать не следует, а также — в целях побуждения добросовестных налогоплательщиков к исполнению своих налоговых обязательств и пресечения случаев злоупотреблений при выборе банка для перечисления налогов в бюджет — предъявлять к налогоплательщикам требования об отзыве своих расчетных документов на списание налогов.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 329-О (далее — Определение N 329-О) правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Таким образом, бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика возлагается на налоговые органы. Налогоплательщики, в свою очередь, вправе, но не обязаны доказывать добросовестность своего поведения, защищая свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Ввиду того что категория добросовестности носит оценочный характер и разрешение вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика возможно лишь в рамках конкретного дела (как следует из Определения N 329-О), при оценке добросовестности налогоплательщика суды обычно обращают внимание на такие обстоятельства, как:

  • отсутствие деловой цели,
  • использование в расчетах вексельных схем, счетов третьих лиц и др.,
  • получение беспроцентных займов,
  • открытие счета в банке, о неблагополучном финансовом состоянии которого заранее известно,
  • наличие расчетных счетов в других банках и т.д.

В соответствии с письмом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 11.11.2004 N С5-7/уз-1355 при обнаружении признаков фиктивности сделок, направленности их на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестного поведения. Внешним признаком такого поведения может служить, в частности, причинно-следственная зависимость между бездействием поставщика, не уплатившего НДС в бюджет, и требованиями налогоплательщика о возмещении из бюджета средств НДС. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели.

Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком. Принцип добросовестности в таком случае может использоваться правоприменителями в качестве критерия при разрешении налоговых споров.

В Постановлении от 05.11.2002 N 6294/01 Президиум ВАС РФ, отправляя дело на новое рассмотрение, указал, что, «применяя норму п. 2 ст. 45 НК РФ, суд не учел, что она рассчитана на добросовестные действия налогоплательщика, направленные на реальное исполнение обязанности по уплате налога.

Суд не исследовал этот вопрос, не проверил обстоятельства, связанные с открытием истцом счета в КБ «Резон-банк» при наличии расчетных счетов в других банках, исполняющих поручения клиентов о перечислении платежей в бюджет, дату произведения записи о зачислении на счет истца денежных средств и имелись ли на этот момент средства на корреспондентском счете банка, осуществлялось ли их реальное движение, в том числе по другим платежным документам, вводились ли Банком России ограничения данному банку на осуществление платежей в бюджет, не выяснил, включены ли общество или налоговый орган в реестр кредиторов этого банка в случае его неплатежеспособности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для решения вопроса о добросовестности или недобросовестности налогоплательщика и правильного применения норм материального права».

При рассмотрении проблемы презумпции добросовестности налогоплательщика интересным представляется вопрос о том, обязан ли налогоплательщик проявлять определенную осмотрительность и осторожность в выборе обслуживающего его банка либо контрагента по сделке.

Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что, если налоговый орган не представляет доказательств того, что налогоплательщик знал или мог знать о неблагополучном финансовом состоянии коммерческого банка, он признается добросовестным. На это обращается внимание, в частности, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.11.2002 по делу N А33-7368/02-СЗа-Ф02-3259/02-С1, в котором указывается, что «налоговая инспекция не представила доказательств того, что истец знал или мог знать о неплатежеспособности АКБ «Мосбизнесбанк»», Постановлении ФАС Центрального округа от 20.08.2002 по делу N А08-824/00-6-20, в соответствии с которым «инспекцией не представлено в суд доказательств, свидетельствующих о недобросовестности действий общества, о том, что общество знало о неплатежеспособности КБ «Резон-Банк», Постановлении ФАС Московского округа от 01.12.2004 по делу N КА-А40/11103-04-П и т.д.

Более сложным представляется вопрос, является ли налогоплательщик добросовестным, если он не знал, но должен был знать о неплатежеспособности банка. В соответствии с Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.01.2002 по делу N А19-2166/01-33-Ф02-3358/01-С1, «в случае если налогоплательщик знал либо должен был или мог предполагать, что его действия не приведут к поступлению уплаченных налогов в соответствующий бюджет, такого налогоплательщика следует признавать недобросовестным».

Судебно-арбитражной практике известен случай, когда общество, планируя произвести уплату налогов в федеральный бюджет через банк, который, как ему было известно, является проблемным, направило письменный запрос в налоговый орган с просьбой подтвердить возможность предъявления платежного поручения в этот банк. Однако на следующий день, не дожидаясь ответа, осуществило указанную операцию. При этом реальная возможность уплаты налога, по мнению налогового органа, у общества отсутствовала, так как на момент предъявления платежного поручения общество фактически не имело на своем счете в данном банке достаточного денежного остатка.

Читайте так же:  Налоги на сомнительные долги

Президиум ВАС РФ, отменяя решения нижестоящих инстанций по данному делу, в Постановлении от 18.09.2001 N 9408/00 отметил, что для решения вопроса о добросовестности или недобросовестности налогоплательщика необходимо дать правовую оценку упомянутому запросу.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 03.03.2004 по делу N Ф08-653/2004-274А указал следующее: «Согласно Определению N 138-О по смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, недобросовестный налогоплательщик не должен пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестный.

Предпринимательская деятельность в Российской Федерации в соответствии со ст. 2 ГК РФ является деятельностью, осуществляемой на свой риск, поэтому негативные последствия выбора контрагента по договору не могут быть возложены на бюджет при реализации права на налоговые вычеты.

При оценке обстоятельств и материалов дела, суд обоснованно принял во внимание доводы налогового органа о том, что поставщики заявителя не уплачивают налоги в бюджет, и признал действия истца по заключению партнерских отношений с недобросовестными контрагентами недостаточно осмотрительными и добросовестными. Так, налогоплательщик не может считаться добросовестным, если, вступая в договорные отношения, он не проявил необходимой осмотрительности в выборе контрагента».

Некоторые специалисты полагают, что налогоплательщику не может быть отказано в судебной защите лишь на том основании, что он не выяснил налоговую репутацию контрагента или не проследил за исполнением им налоговых обязательств, так как покупатель имеет право, но не обязан проверять порядочность поставщика.

Представляется, что в целях избежания налогоплательщиком неблагоприятных последствий, вызванных недостаточной осмотрительностью в выборе контрагента или обслуживающего банка, налогоплательщику следует принимать все возможные меры, обеспечивающие добросовестное исполнение им обязанности по уплате налогов и сборов и последующее поступление указанных платежей в бюджет.

Презумпция виновности налогоплательщика: письмо СК и ФНС об исследовании фактов умышленной неуплаты

Положительная практика о презумпции невиновности налогоплательщика

Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения (см. п. 4. ст. 110 Налогового кодекса РФ). Важно! Вина и презумпция невиновности распространяются только на налоговую ответственность, то есть на штрафы. Что касается уплаты до начисленных налогов, данная обязанность признается не ответственностью налогоплательщика, а его конституционной обязанностью (см. ст. 57 Конституции РФ). Равно как и уплата пени налогоплательщиком – это не мера ответственности, она никак не связана с виновностью или невиновностью налогоплательщика (см. ст. 75 Налогового кодекса РФ). Пени необходимо уплатить независимо от вины. Выполнение письменных разъяснений ведомств по вопросам налогообложения – обстоятельство, исключающее вину компании (см. подп. 3 п. 1 ст. 111 Налогового кодекса РФ, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.09.2016г. № Ф07-7001/2016). При этом если в ответе на налоговый запрос налогоплательщик-организация указывает неполные или недостоверные сведения, на освобождении от ответственности вряд ли можно рассчитывать.

Дополнительно

Презумпция экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат — принцип, означающий, что совершенные налогоплательщиком операции и понесенные по этим операциям затраты считаются экономически оправданными, пока налоговым органом не доказано обратное.

Презумпция добросовестности налогоплательщика

Презумпция добросовестности налогоплательщика – декларирование с точки зрения законодательства

Как мы ранее уже отмечали в своей статье: «Фиктивность сделок. Позиция налоговых органов и судов» если по вопросу фиктивности сделок сегодня обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что суды уже не раз обращали внимание налоговиков на то, что за недобросовестность контрагентов второго и последующего звеньев не должен нести ответственность налогоплательщик. По мнению судов, к проявлению налогоплательщиком должной осмотрительности недобросовестность всех задействованных в цепочки операций контрагентов не относится, поскольку компания, в частности каждый налогоплательщик юридическое лицо, должен убедиться только в добросовестности своего непосредственного контрагента – партнера по сделке (см. Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 305-КГ16-10399, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 июля 2017 года по делу № 40-43799/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-3675/17 от 28 июня 2017 года по делу № А76-16418/2016).

В нашей статье: «Признание компании выгодоприобретателем» мы приводили свежую судебную практику по вопросу получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Так судебная практика за 2017 год по данному вопросу показала, что суд признает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в сле­ду­ю­щих слу­ча­ях:

  • на­ло­го­пла­тель­щик не мог ре­аль­но осуществить конкретную сделку с уче­том вре­ме­ни, места на­хож­де­ния иму­ще­ства или объ­е­ма ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сов, необ­хо­ди­мых для про­из­вод­ства то­ва­ров (вы­пол­не­ния работ, оказания услуг);
  • у на­ло­го­пла­тель­щи­ка от­сут­ству­ют необ­хо­ди­мые усло­вия для ведения со­от­вет­ству­ю­щей де­я­тель­но­сти: в штате компании отсутствуют профильные сотрудники (специалисты), нет ос­нов­ных средств, склад­ских по­ме­ще­ний, транспорта и т.п.;
  • на­ло­го­пла­тель­щиком при налогообложении учтены толь­ко те хо­зяй­ствен­ные опе­ра­ции, ко­то­рые непо­сред­ствен­но свя­за­ны с воз­ник­но­ве­ни­ем на­ло­го­вой вы­го­ды;
  • на­ло­го­пла­тель­щик со­вер­ша­ет хозяйственные опе­ра­ции с то­ва­ром, ко­то­рый не про­из­во­дил­ся или не мог быть про­из­ве­ден в объ­е­ме, от­ра­жен­ном налогоплательщиком в бух­гал­тер­ском учете;
  • действия на­ло­го­пла­тель­щи­ка, в том числе его вза­и­мо­за­ви­си­мых или аф­фи­ли­ро­ван­ных лиц, на­прав­ле­ны на со­вер­ше­ние сделок, свя­зан­ных с на­ло­го­вой вы­го­дой, как правило, с недобросовестными контр­аген­та­ми.

Вот примеры из судебной практики, когда по результатам рассмотрения спора судом было признано получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по сделкам с контрагентом, со стороны которого отсутствовала реальность операции в силу следующих фактов: отсут­ствие по юридическому адресу, от­сут­ствие ос­нов­ных средств (про­из­вод­ствен­ных активов, транс­порт­а, склад­ских по­ме­ще­ний и т.п.) (см. Поста­нов­ле­ние Арбитражного суда Московской области от 15 мая 2017 года № Ф05-5962/2017 по делу № А40-74889/2016, Постанов­ле­ни­е Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.07.2016г. № Ф07-4996/2016 по делу № А13-3338/2014). В последнем постановлении факт получения Обществом необос­но­ван­ной на­ло­го­вой вы­го­ды был до­ка­за­н в связи с тем, что налогоплательщиком не была под­твер­жде­на ре­аль­ность хо­зяй­ствен­ных опе­ра­ций с контр­аген­та­ми, кроме того, товарные накладные, счета-фактуры были составлены раньше фактической регистрации поставщика в качестве юридического лица.

Несмотря на то, что судебная практика по вопросу возмещения НДС из бюджета, складывалась противоречиво и довольно негативно для налогоплательщиков, итоговое решение Верховного Суда РФ от 01 февраля 2016 года № 308-КГ 15-18629 все же дает налогоплательщикам надежду выиграть спор с налоговыми органами по данному вопросу. В своем решении Верховный Суд РФ подтвердил позицию налогоплательщиков, согласно которой при надлежащем документальном подтверждении хозяйственных операций с контрагентом, налогоплательщик вправе применить вычет по НДС вне зависимости от взаимоотношений его контрагента с контрагентами (поставщиками) второго и последующих звеньев. Это означает, что при проведении налоговых проверок, если контрагент проверяемого лица подтвердил взаимоотношения необходимыми первичными документами, нет необходимости изучать всю цепочку взаимоотношений. Сделку нельзя признать фиктивной, если контрагенты второго и далее звена оказались недобросовестными.

Читайте так же:  Налог на роскошь в европе

При этом сегодня суды по-прежнему рассматривают все доказательства и обстоятельства в совокупности. Новая статья 54.1 Налогового кодекса РФ сама по себе кардинальных изменений по вопросу добросовестности налогоплательщика, не внесла. Это значит, что вероятность применения наказания за прошлые периоды при изменении судебного решения не в пользу недобросовестного налогоплательщика очень велика (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.2017г. № 34-П).

Ограничение формальных обвинений по нормам новой статьи НК РФ

До появления в Налоговом кодексе ст. 54.1 налоговики пытались доказать получение ННВ налогоплательщиком, если обнаружат:

  • нарушения налогового характера у него в прошлом;
  • неритмичность его хоздеятельности;
  • разовость операции;
  • иные обстоятельства (взаимозависимость участников сделок, проведение расчетов в одном банке и др.).

Однако, по мнению судей, сами по себе эти обстоятельства не могли являться основанием для признания получения ННВ и рассматривались в качестве доказательства только во взаимосвязи с иными факторами.

Новая статья НК РФ перечень таких обстоятельств ограничила. В п. 3 этой статьи сформулировано важное правило, позволяющее избежать обвинений в получении ННВ по формальным основаниям.

Так, не являются самостоятельными основаниями для отказа в уменьшении налоговой базы:

  • небезупречное налоговое прошлое контрагента налогоплательщика (наличие у него нарушений налогового законодательства);
  • наличие учетных документов, подписанных неуполномоченными или неустановленными лицами;
  • возможность получения хозяйствующим субъектом аналогичного результата хоздеятельности при осуществлении иных операций, не запрещенных законом.

В настоящее время по-прежнему судами рассматриваются все доказательства и обстоятельства в совокупности, и ст. 54.1 НК РФ кардинальных изменений в этот процесс не внесла. В связи с чем вероятность применения наказания за прошлые периоды при изменении судебного решения не в пользу недобросовестного налогоплательщика очень велика. Такое решение вынес КС РФ в постановлении от 28.11.2017 № 34-П. А поскольку постановление № 53 более детально рассматривает и понятие налоговой выгоды, и обстоятельства, при которых она может быть признана необоснованной, следует ожидать, что им и в дальнейшем будут руководствоваться суды при рассмотрении дел о ННВ.

Фирмы-однодневки: давай, до свидания?

Органы государственной власти в очередной раз объявили войну фирмам-однодневкам, считая их величайшим злом на земле. Не будем спорить: участники сомнительных сделок всегда вызывали повышенный интерес ФНС, но сейчас «попасть» под пресс СК РФ + ФНС могут даже добросовестные контрагенты.

К примеру, Концепция системы планирования выездных налоговых проверок – оригинал по ссылкеhttps://www.nalog.ru/rn77/taxation/reference_work/conception_vnp/ — оговаривает признаки этих самых «однодневок», а нашумевшее письмо ФНС «Должная осмотрительность при выборе контрагентов» вообще оговаривает, что вина за сотрудничество с ней лежит даже на добросовестной компании!

Приведем пример. Ваша компания заключила договор на поставку товаров с ООО «Вектор+», поскольку имя «Вектор» уже несколько лет известно всему городу. Произведя оплату, вы можете через несколько дней увидеть в дверях инспекторов ФНС, проводящих встречную выездную проверку.

Дальше оказывается, что ООО «Вектор+» было создано владельцем «Вектор» как «перевалочная база», вас вначале обвиняют в неосмотрительности при выборе контрагента, а немногим позже – в том, что вы могли и должны были осознавать противоправный характер таких деяний.

Ну, а следом, как написано выше – «подключение» СК РФ и скорый суд…

Еще один момент, который мы не можем оставить без внимания в данном материале, значится в пункте 3. Налоговым органам рекомендуется в ходе проведения контрольных мероприятий исследовать вопрос о наличии умысла при установлении признаков совершения правонарушения в действиях должностного лица проверяемой организации, предусмотренного статьей 122 Кодекса, и при его наличии отражать указанную информацию в актах налоговых проверок.

Даже далекий от юриспруденции и налогового права человек может сложить дважды два и понять, что никакой презумпции невиновности (к слову, основы основ правовой системы планеты) здесь нет и быть не может. Инспекторы ФНС, идя в компанию с проверкой, изначально предполагают умысел на совершение правонарушения, и (можете не сомневаться), будут делать все, чтобы его подтвердить. Вот только умысел — и прямой, и косвенный — это неотъемлемая часть вины! А поскольку фискалы изначально предполагают умысел, они предполагают и вину – остается «подключить» СК РФ и доказать это суду.

Хотите еще горяченького? Немногим ниже сказано: решая вопрос о привлечении к налоговой ответственности, руководитель (заместитель руководителя) органа не связан квалификацией налогового правонарушения… вправе… квалифицировать деяние налогоплательщика не по пункту 1 статьи 122, а по пункту 3 статьи 122 Кодекса.

С одной стороны, ответственность по п.1 составляет 20% от неуплаченных сумм, а по п.3 – все 40%, а с другой…ранее фискалы шли по восходящей в мере привлечения к ответственности. Надо было найти отягчающие вину обстоятельства в виде умысла в сокрытии налоговой базы, чтобы привлечь к ответственности по п.3 ст. 122 НК РФ. Теперь же предложено по умолчанию сразу квалифицировать состав по п. 3 ст. 122, а налогоплательщику нужно доказать отсутствие умысла.

Как закреплена презумпция добросовестности налогоплательщика в НК РФ?

В налоговом законодательстве отсутствует расшифровка понятия «презумпция добросовестности», и сам термин в НПА не применяется. При этом из ст. 108 НК РФ следует, что:

  • лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана;
  • бремя доказывания вины лежит на налоговиках — сам налогоплательщик доказывать свою «налоговую» невиновность не обязан;
  • все неустранимые сомнения в виновности налогоплательщика толкуются в его пользу.

Положения этой статьи закрепляют на законодательном уровне принцип презумпции добросовестности налогоплательщика.

Чтобы узнать, помогает ли принцип презумпции добросовестности плательщика налога отстоять в суде вычет по НДС, перейдите по ссылке.

На практике налогоплательщику в большинстве случаев приходится самому доказывать свою невиновность. С появлением в Налоговом кодексе ст. 54.1 о запрете налоговых злоупотреблений налогоплательщику необходимо учесть ее нормы при доказывании своей невиновности. Остановимся на содержании этой статьи подробнее.

О появлении в НК РФ статьи 54.1 мы рассказывали здесь.

Запреты и права налогоплательщика по статье 54.1 НК РФ

Ст. 54.1 определяет пределы осуществления прав налогоплательщика по исчислению суммы налога, сбора, страховых платежей.

В п. 1 ст. установлен запрет на уменьшение налоговой базы или суммы налога, если при их расчете налогоплательщик использовал недостоверные данные:

  • о фактах своей хозяйственной жизни (или их совокупности);
  • объектах налогообложения, подлежащих отражению в учете или отчетности.

Если хозяйствующий субъект при определении налоговых обязательств использует достоверные фактические данные, ему позволено уменьшить налоговую базу (п. 2 рассматриваемой статьи). При этом требуется одновременное соблюдение 2 условий:

  • цель осуществления операции не должна быть непосредственно связана с уменьшением налоговых обязательств (неуплатой (неполной уплатой) и (или) зачетом (возвратом) налога);
  • исполнитель операции (сделки) должен выступать стороной договора с налогоплательщиком или иным уполномоченным лицом, которому передано обязательство по исполнению договора (в силу договора или по закону).
Читайте так же:  Узнать задолженность по налогам у судебных приставов

В последнем пункте статьи законодателем предусмотрена своего рода поблажка для налогоплательщика (о ней мы расскажем далее).

Данная статья, хотя и посвящена вопросам налоговой выгоды, не содержит расшифровку непосредственно понятия необоснованной налоговой выгоды, в которой контролеры пытаются уличить хозяйствующих субъектов. Из следующего раздела вы узнаете, как трактуют это понятие судьи.

Записки злого бухгалтера

Вообще, мы добрые, ведём блог о бухгалтерии 🙂

В июле текущего года увидел свет интереснейший документ со сложным названием «Методические рекомендации Следственного комитета России «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)», совместно подготовленный СКР и ФНС РФ. Профессиональные юристы и налоговые консультанты убеждены, что в данных рекомендациях вводится презумпция виновности налогоплательщика.

То, что налоговое законодательство становится жестче с каждым днем, знают все. Вопреки громким заявлениям чиновников о либерализации налоговых правонарушений и преступлений, а также замене заключения под стражу домашними арестами и подпиской о невыезде, ситуация обратная: у ФНС и СК РФ есть абсолютно все рычаги для давления на бизнес и нанесения серьезнейшего вреда даже за мелкие проступки.

Обстоятельства, свидетельствующие об умысле налогоплательщика на неуплату налогов (сборов) являются общими как для налогового, так и для следственного органа. К примеру, … сотрудникам следственных органов требуется …проводить … действия, направленные на закрепление доказательств, полученных налоговыми органами (п.1 Рекомендаций).

Если перевести на общепринятый русский язык, то следственный комитет, будучи независимым субъектом права, априори соглашается с требованиями ФНС и, вместо объективного расследования дела, будет стремиться закрепить доказательства. Процесс, идущий в период налоговой проверки, строится по правилам сбора доказательств после возбуждения уголовного дела по экономическим правонарушениям. А еще ФНС и СК это ветви исполнительной власти, и в их силах так оформить документацию, что суд даже не станет вникать в тонкости.

Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавалопротивоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать. Однако согласно сложившейся практике не могут быть правомерными основаниями невиновности организации личностные и профессиональные обстоятельства сотрудников организации (п.1 Рекомендаций).

Озадачьтесь вопросом: если квалификация директора, финансового директора или главного бухгалтера не является основанием для невиновности, то какие их деяния могут быть признаны совершенными по неосторожности? Перепад электричества и поломка компьютера? Отсутствие интернета? Болезнь курьера? Нет, ведь в каждой из ситуаций ответственное лицо (см. выше) осознавало противоправный характер деяний! Впору говорить о презумпции виновности субъекта права и безусловном осознании им противоправного характера – что бы ни произошло!

Вместо заключения.

Весь документ очень объемен, и каждому пункту можно посвятить не по одному трактату. Выше мы привели самые, пожалуй, спорные моменты, но одному из них отведен целый абзац.

Умысел налогоплательщика…может быть установлен …приговором суда как до принятия налоговым органом решения по результатам налоговой проверки, так и после принятия данного решения. Наличие внешнего источника может существенно оптимизировать и ускорить работу налогового органа (п.6 Рекомендаций).

Понимаете, о чем речь? Налоговая служба, еще не окончив проверку, выявила какие-то нарушения и сразу же передает дело в СК. Тот, сформировав дело, направляет его в суд, чье решение существенно оптимизирует и ускоряет работу налогового органа. О том, что проверяемая компания имеет право на дачу объяснений сотрудникам ФНС, еще не видела Акта о проведении налоговой проверки и, тем более, не имеется решения по ее результатам, речь не идет.

Все предельно просто: нашли нарушение – передали в суд. А мы пока поработаем, еще поищем…

Презумпция добросовестности налогоплательщика — статья 54.1 НК РФ

Обобщение судебной практики о презумпции невиновности налогоплательщика

  • если налогоплательщика привлекли к ответственности по п. 3 ст. 122 Налогового кодекса РФ налоговым органом должны быть установлены и подтверждены доказательствами не только обстоятельства совершения вменяемого налогового правонарушения, в результате которых налогоплательщиком допущена неуплата или неполная уплата налога (объективная сторона), но и обстоятельства, характеризующие действительное отношение налогоплательщика к совершенному им деянию (субъективная сторона) (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.07.2016г. по делу № А65-24268/2015);
  • необходимые элементы умышленной формы вины, предусмотренные статьей 110 Налогового кодекса РФ, налоговым органом не установлены и не отражены в решении налогового органа (см. Постановление 7 ААС от 19.12.2016г. по делу № А27-18563/2015);
  • налоговый орган описал объективную сторону правонарушения, при этом субъективную сторону правонарушения не зафиксировал (см. Постановление 4 ААС от 12.04.2017г. по делу № А78-10713/2016).

Таким образом, налогоплательщикам следует обращать внимание судов на отсутствие в решении, вынесенном по результатам налоговой проверки, описания именно субъективной стороны умысла (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.04.2016г. по делу № А72-3624/2015, Постановление 4ААС от 15.02.2017г. по делу № А78-7357/2016). Суды учитывают, что если умысел налогоплательщика на совершение налогового правонарушения не доказан, то к их компетенции не относится изменение квалификации действий налогоплательщика с п. 3 ст. 122 Налогового кодекса РФ на п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ (см. Постановления 19 ААС от 05.11.2015г. по делу № А08-3638/2014, 4 ААС от 12.04.2017г. по делу № А78-10713/2016). В таком случае суд должен отказать налоговому органу в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

О презумпции добросовестности налогоплательщика при исполнении обязанности по уплате налога

Итоги

Под презумпцией добросовестности налогоплательщика понимается невиновность лица в совершении налогового правонарушения при отсутствии доказательств его вины.

Налоговики смогут доказать его вину, если во время налоговой проверки найдут подтверждение нереальности его деятельности даже при отсутствии недочетов в документах.

Видео (кликните для воспроизведения).

Новая статья Налогового кодекса определяет пределы осуществления прав налогоплательщика по исчислению суммы налога, сбора, страховых платежей. С появлением этой статьи в налоговом законодательстве установлена четкая взаимосвязь между реальной деятельностью хозяйствующего субъекта и возможностью законного снижения налоговых обязательств.

Источники

Умысел уклонение налогов презумпция добросовестность
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here